Интервью с Алексом Лели, Йоханом Рюйсинком

10 августа 2009

С голландцами Алексом Лели и Йоханом Рюйсинком Pro-редакция встретилась в «Империи», в один из их последних дней в Москве, после тренировочных курсов — вызвавших широкий ажиотаж в узких кругах жадных до знаний пулистов. Узнали мы у матерых голландцев много интересного — о карьере Лели-регбиста, Лели-пулиста и даже Лели-политолога — да-да! А у Рюйсинка выпытывали секреты победы в Mosconi Cup — ведь именно этот человек сплотил разобщенных европейцев в единую команду, которая вернула заветный кубок на континент. За ту команду, кстати, играл и наш Костя Степанов.

Алекс Лели

Pro-редакция: Вы были хорошим игроком в регби, почему решили переключиться на пул?

Я был фанатиком, поэтому заработал очень много травм. За 15 лет, можно сказать, убил свое тело. Я играл за молодежную команду Голландии и, хотя уровень игры в регби у на с не такой уж высокий, мне рекомендовали продолжать профессиональную карьеру в Англии.

Pro: А во сколько вы начали играть в пул?

Лет в 17 я начал играть в баре по выходным, а серьезно начал заниматься, когда мне стукнуло 20. Тогда в Гааге открылся первый полноценный бильярдный клуб. Году в 93-м я забросил регби и начал профессионально заниматься только бильярдом, принимать участие в турнирах.

Pro: Ваши наивысшие достижения или лучший матч в обоих видах спорта?

Вспоминая регби, в голову приходит довольно крупный турнир в Голландии, в котором принимали участие французские и английские команды, считавшиеся фаворитами. В полуфинале мы встречались как раз с французами, я был капитаном. Пред началом сказал своим ребятам, чтобы не пугались, если их начнут колотить, а просто отвечали воздушными поцелуями. Тебе — на, а ты — чмоки... Была такая привычка у итальянцев и французов — тут же начинали драться, как только понимали, что соперник играет лучше. Так и получилось, соперник опешил от такой реакции с нашей стороны, и мы победили.

Если же говорить о бильярде, то я бы отметил победу над Эфреном Рейесом в финале World Pool Masters в 1999-м. Я тогда был свободен, как ветер — ни жены, ни детей, ни каких бы то ни было других обязательств, полностью посвящал себя игре. Один Алекс Лели. И совершенно другим человеком я выигрывал чемпионат Европы в 2005-м — в тот момент у меня была уже нормальная выстроенная жизнь. Это имеет очень большое значение: ведь когда ты не несешь ни за кого ответственность, проще сконцентрироваться на игре.

Pro: Именно семья явилась причиной того, что вы перестали играть и регулярно принимать участие в турнирах?

В общем-то да. Жизнь профессионального игрока довольно тяжелая, есть время только на тренировки, ни на что другое его просто не остается. У тебя есть возможность учиться новым ударам, в то же время постигать какие-то жизненные вещи не получается. Когда же есть дом, семья, нормальная работа — появляется возможность ставить долгосрочные цели, учиться каким-то бытовым вещам.

Pro: У вас кстати неплохо получается писать. Никогда не задумывались о том, чтобы написать книгу, развиваться в этом?

Журналистика мне очень нравится, пожалуй, это то, чем я хотел бы заниматься, но я бы не хотел ограничиваться только темой спорта. А вообще у меня много занятий — я работаю в страховой компании, правда, это довольно скучное занятие. Кроме того, я тренирую и даже — да-да! — иногда даже играю сам.

Pro: Кого вы тренируете? Возможно, ваши коллеги по голландской сборной спрашивают совета? Или есть игрок, о котором вы можете сказать: «Да, это мой ученик!?»

Никогда никого не тренировал в течение долгого времени. Есть игроки довольно высокого уровня, которым я давал советы, и мне приятно, если они возвращаются ко мне и благодарят за помощь. Мой стиль — мантра. Мне больше нравится подсказать, дать какой-то штрих, фразу, раскрыть на что-то глаза. Типа того: играй, крепко стоя на ногах, и со светлой, пустой головой.

Pro: Вопрос, который мы просто не имеем права не задать голландским игрокам — это ведь легально. Вы когда-либо играли под травой? Или кто-то из знакомых? [Алекс долго мнется, но потом все же отвечает]

Я так скажу: место, где я начинал играть — кофешоп, понимаете? Стоял стол — там все курили. Но в профессиональном спорте успех возможен только при полной концентрации, которая означает отказ от всего лишнего: наркотики, алкоголь, кофе, сигареты. Многие игроки и кофе пьют, и курят, некоторые употребляют алкоголь и наркотики. В США, например, люди чего только не делают — и да, сейчас ты смотришь на них, и они в потрясающей форме. Но, подозреваю, через пару лет таким людям поплохеет.

Pro: Википедия гласит, что вы ушли из спорта 8 ноября 2006 года, почему именно эта дата?

Я проиграл на чемпионате мира. И в тот момент сказал: «С меня хватит, баста!». Но появился и на следующем турнире, поскольку участие в Кубке Москони гарантирует место на чемпионатах мира в течение трех лет. Я уже не ездил ни на Евротуры, ни на другие турниры, но на чемпионат мира скатался.

Pro: И каков был результат, вы ведь играли как раз с абсолютно светлой головой?

На последнем чемпионате мира играл как раз очень хорошо, но проиграл Гомесу 1:11 на телевизионном столе — из-за софт-брейка. Получил пять несложных партий с кия, я к столу-то подошел только, чтобы отыграться. Человек сделал один сложный удар за десять партий. С такими правилами невозможно и глупо играть. Для меня игра всегда заключалась в разбое, отыгрышах, сложных ударах. Вообще не очень-то люблю «Девятку», а уж если игра становится настолько примитивной, у меня просто нет шансов. Я не могу состязаться с такими игроками как, например, Руслан Чинахов по кладке, они просто попадают лучше, а использовать свои знания игры в такой ситуации у меня нет возможности. Кроме того, становится скучно, играешь как робот, а мне больше нравится думать.

Pro: То есть девятка не ваша игра? А какая тогда нравится?

Мне разные игры нравятся: «В одну лузу», «Десятка», «Ротация».

Pro: А на Филиппинах с кем играли в «Ротацию»?

Точно не с топовыми игроками. Я не любитель проигрывать деньги, а если играть в ротацию с сильными игроками, обязательно их там оставишь. Выиграл я однажды сет, сразу же подошел Ронни Алькано и предложил сыграть, я, естественно, отказался. В Маниле целыми днями играл, правда, не с самыми сильными игроками — с теми, кто чуть-чуть слабее. Город мне совсем не понравился, очень уж там бедно, мне неловко там находиться. Так что я проводил в бильярдной по 10-12 часов в день и передвигался на такси исключительно по маршруту отель-бильярдная-отель.

Pro: Вы утверждаете, что игра получается лучше всего, когда не думаешь о победе. Для большинства любителей это большая проблема, они не могут не заботиться о победе. Как быть?

Есть большая разница между желанием выиграть и переживаниями по этому поводу. Хотеть выиграть и думать об этом так же естественно, как, например, осторожно водить машину, глядя в боковые зеркала, постоянно следить за дорожной ситуацией. Вы же не хотите ее поцарапать.

Сейчас это не мое. Я иногда выбираюсь на турниры — но стараюсь подгадать так, чтобы Ник и Нильс были в это время где-нибудь в США или Японии, поэтому я просто приезжаю и забираю свои деньги. Играть мне нравится до сих пор, но не хочется сидеть до ночи в бильярдной, а потом попасть в матче за призы на Нильса или Ника. Я, конечно, могу выиграть, но это очень сложно.

Pro: То есть пул для вас — легкие деньги и развлечение?

Ага. Теперь уже, если играю, то это совсем другая «езда» — газ в пол и никаких забот! Погнали! Выиграю – значит, выиграю, проиграю – значит, проиграю. Играл недавно с Ником, бегал вокруг стола как метеор, быстро-быстро сложил три партии с кия, а в четвертой не забил очень простой шар — и расхохотался! Другое дело начинающие игроки и те, которые стремятся к высоким результатам, — они всегда думают о том, как они выглядят, что нужно делать, а что — нет. Думаю, что на Калькутте мне будет сложнее играть, потому что всю неделю я преподавал детям правильные вещи, был учителем, а сейчас стану соперником, да и выглядеть буду совсем иначе.

Pro: Самая сложная, на ваш взгляд, дисциплина.

«Девятка» — для меня она гораздо сложнее «Десятки» и «Ротации», нужно быть гораздо ответственнее, больше концентрироваться. Цена ошибки высочайшая. «Ротацая» сама по себе сложна настолько, что не ощущаешь на себе такого груза ответственности. То же могу сказать об игре на строгих столах — мне более комфортно, я не испытываю напряжения, и, наоборот, чем проще стол, тем выше цена ошибки. Столы Diamond в этом смысле отличные.

Pro: Кроме семьи и бильярда, чем вы еще занимаетесь?

Иногда играю в регби, боксом занимаюсь, на велосипеде катаюсь. Стараюсь заниматься спортом как можно больше, хотя на это остается не так много времени.

Pro: А как часто удается проводить время с семьей?

Довольно много. В выходные всегда, а в будни у меня один выходной. Я, например, готовлю чаще, чем жена. Она человек занятой — менеджер по маркентингу в одной из наших национальных лотерей, она ведает отчислениями в спортивные федерации.

А еще в этом году получу, наконец, диплом по политическому пиару. Не так давно я руководил предвыборной кампанией одного из кандидатов в Европарламент. По итогам голосования ее партии досталось только 3 места, и, несмотря на то, что она была в списке лишь четвертой, ей удалось пройти, обогнав конкурента всего на 200 голосов. В этом немалая моя заслуга: я организовал ей эфир на телевидении, который и перевесил чашу весов в нашу сторону. Честно говоря, участие в предвыборных кампаниях мне нравится больше, чем сама политика, нравится общение с избирателями, подготовка, речи и т.д.

Pro: На последнем чемпионате Европы Чинахов проиграл в финале «Девятки» Нику Ван ден Бергу. Ходили слухи, что в случае поражения голландец бы лишился поддержки федерации. Так ли это?

Нет, это неправда, все причитающееся он получает уже при попадании в финал. Просто у Ника долгое время не получалось выиграть золото, то в полуфинале проиграет, то в четвертьфинале, и вот наконец добрался. Кроме того, и я, и Рико Дикс, и Нильс уже были обладателями золота, а Ник — ни разу.

Йохан Рюйсинк

Pro: Более всего вы известны как человек, вернувший Кубок Москони в Европу. Известно, что объединить бильярдистов-единоличников в команду довольно сложно. Как вам это удалось?

Это и был ключ к успеху. Наблюдая своими за игроками в течение довольно долгого времени, я понимал, что европейцы технически и психологически сильнее американцев, вопрос оставался лишь в самоопределении.

На Москони мы играем не за страну, а за Европу, а это несколько иное. Это ведь не вопрос национальной валюты, просто я внутри себя ощущаю голландцем, а не абстрактным «европейцем». Так же и парень, родившийся в Германии, в первую очередь чувствует себя немцем. Американцам в этом смысле было несколько проще, после 11 сентября они готовы сплотиться под американским флагом в едином порыве. Второй момент — мне предстояло объединить в единую команду людей, которые обычно играют друг против друга.

Мне удалось сделать так, чтобы они почувствовали себя не шестью разными игроками, а единой командой. Например, я сделал один европейский флаг с символикой всех стран: Германия, Англия, Испания, Голландия — и мы договорились, что по итогам турнира он достанется лучшему игроку в нашей команде. Казалось бы такой простой фокус, но он сработал. У нас было два дня на подготовку, и мы провели это время вместе.

Pro: Теперь флаг живет у Тони Драго?

Да. И Тони как раз был одним из тех, с кем пришлось больше всего работать, поскольку он никогда раньше не играл в команде. Моей ошибкой было поставить их в пару с Константином Степановым, сыграли они отвратительно — своей фанатичностью Тони перевернул игру с ног на голову. После этого у нас состоялся полуторачасовой разговор, я ему рассказывал, что значит играть в команде, он извинился — и дела пошли на лад. В следующей личной встрече он смог вытащить матч со счета 1:4.

Pro: А что скажете о Степанове?

Я долгое время наблюдал за ним и понимал, что ему будет поначалу некомфортно на турнире. Понимал, что он, возможно, будет больше всех нервничать, хотя перед этим турниром все волнуются.

Мы разговаривали с ним еще за два месяца до Кубка, я хотел, чтобы он немного успокоился, почувствовал себя увереннее. Переписывались регулярно. После той истории с Тони я поставил его в пару с Нильсом Файеном, которого считаю одним из самых лучших в мире игроков, и сказал Константину: можешь не переживать по поводу своей игры, будучи в паре с таким спортсменом. Ему приходилось много бороться с собой на турнире, но только психологически. Играл при этом он прекрасно, чего от него никто не ожидал. Ведь до начала турнира Степанов считался слабым звеном нашей команды.

Интервью

Статьи о игроках

Школа

Исторические артефакты

Авторы