Интервью с Анной Мажириной

17 июня 2013

В отечественном бильярде есть без преувеличения уникальная личность, игрок, поднимавшийся на пьедестал почета чемпионатов мира и Европы во всех разновидностях лузного бильярда: русском бильярде, пуле и снукере. Две свежие победы на этапах Евротура стали для Pro-редакции поводом попросить аудиенции у этого во всех отношениях замечательного представителя бильярдного спорта. Итак, наш собеседник — Анна Мажирина.

Pro: Анна, скажи, что привело к победному результату — просто повезло, или ты и впрямь стала лучше играть?

Стала лучше играть, но дело не только в этом. Я думаю, что нашла для себя нужное состояние, в котором могу показывать действительно высокий класс игры в пул. Это состояние некоего спокойствия, отсутствия страхов и сомнений. Пул – очень специфическая, динамичная игра. У него «свой характер» по сравнению с русским бильярдом и снукером. На последних двух турнирах мне наконец-то удалось «сладить» с этим характером. Я чувствовала себя уверенно и не сомневалась в своих силах.

Анна Мажирина

Анна Мажирина

Pro: Да, практика показывает, что на высшем уровне решающее действие оказывают «проблемы с головой», то есть психологические.

Разумеется, значение имеют и технические навыки, и мастерство. Но когда игрок выходит на профессиональный уровень, на котором большинство соперников показывают приблизительно одинаковый высокий класс игры — тогда на передний план и выходят эти самые проблемы с головой. Техника поставлена, навыки есть, а некие внутренние процессы как раз мешают показать ту игру, на которую игрок потенциально способен.

Pro: А как ты сама добилась этого улучшения в игре? Кто «вправил мозги», как образно выразился Андрей Сероштан?

«Вправить мозги» может кто угодно и что угодно. Например, какой-то незнакомый человек на улице вдруг скажет какие-то важные для тебя слова, которые дадут тебе повод задуматься или что-то переоценить. Родные и близкие люди тоже могут во многом помочь — дать мудрые советы, успокоить. Но сколько бы ты ни соглашался с этими мудрыми советами, этого будет недостаточно. Нужно действовать. А действовать тебе всё равно приходится самому.

Pro: Если игра совсем не ладится, что ты делаешь? Есть ли у тебя какой-то экстренный способ привести себя в порядок?

Какого-то на сто процентов действенного рецепта я пока для себя не открыла, но есть один способ, который мне чаще всего помогает – я начинаю правильно дышать, и тем самым внутренне успокаиваюсь.

Анна Мажирина

Анна Мажирина

Pro: А ты как-то настраиваешься перед матчем? К примеру, как Исинбаева — под одеяло, поколдовать?

Настраиваюсь, но не под одеялом, конечно (улыбается). Могу включить музыку в плеере, думаю о хорошем... Особенного я ничего не делаю.

Pro: Есть ли у тебя постоянный тренер?

Да, это Радимир Нуреев. Он мне уже давно помогает, в течение нескольких лет, и, естественно, большая доля достигнутого результата — это его заслуга.

Pro: Как давно ты в последний раз играла в русский бильярд?

За последние лет пять у меня было несколько учеников, ну и с десяток раз я с кем-то играла, вот, собственно, и весь опыт этого времени.

Pro: А когда было последнее соревновательное выступление?

А это, кстати, относительно недавно было — около двух лет назад, когда я ездила в Ростов-на-Дону на чемпионат России и Кубок мира. Вот захотелось вдруг попробовать свои силы, посмотреть, на что я еще способна в русском бильярде. Выяснилось, мало на что. Не тренировавшись, естественно, проиграла и на чемпионате страны, и на Кубке мира, даже близко не подойдя к призам.

Интервьюеры (слева-направо): Александр Носков, Михаил Каблуков, Радимир Нуреев

Интервьюеры (слева-направо): Александр Носков, Михаил Каблуков, Радимир Нуреев

Pro: А почему сейчас не играешь на крупных коммерческих турнирах? С твоим опытом и, что называется, запасом прочности всё же могла бы себе позволить...

Возможно, могла бы, но не испытываю желания. Пока мне не хочется возвращаться в русский бильярд, даже частично. В настоящий момент я играю в пул. И получаю от этого удовольствие. Когда я подхожу к русскому, или пытаюсь в него тренироваться, начинаю раздражаться. Я много поменяла в технике, и не хочу возвращаться к тому жёсткому удару, который у меня был в русском бильярде и который автоматически «выплывает», когда я начинаю в него играть. К тому же в целом я не понимаю, зачем мне нужно возвращаться в русский бильярд.

Pro: Мотивация уже отсутствует?

Ну да, я там достигла всего, чего хотела, именно поэтому и нет желания возвращаться.

Pro: Какая дисциплина в русском бильярде была твоей любимой?

«Американка».

Pro: То есть твоя стихия — атака?

Да, я довольно нелегко переживаю затяжные серии отыгрышей (улыбается), мне это дается с трудом, хотя это тоже очень интересно – найти вариант удара, не давая сопернику возможности атаковать. В пуле, кстати, это далеко не просто.

Pro: Расскажи, какие мотивы двигали тобой при переходе из одного вида бильярда в другой: от русского к снукеру, от снукера к пулу? Было ли это окончание истории в каждом предшествующем или манило что-то новое в другом виде?

Как я уже сказала, в русском бильярде я достигла всех целей, которые были поставлены. Посоветовавшись с родителями и Владимиром Павловичем Никифоровым (в то время вице-президент ФБСР. — Прим. ред.) и заручившись их поддержкой, я приняла решение, что эта история закончена и нужно двигаться дальше. Хотелось новых, ещё более высоких достижений.

Я стала играть в снукер, потому что он мне всегда нравился, и, выступая в русском бильярде, я также постоянно участвовала в турнирах по снукеру: чемпионатах Москвы, России, в соревнованиях, которые тогда проводились.

В то время ФБСР как раз начала развитие снукерного направления, в него стали вкладываться средства. Появился Сергей Анатольевич Рябинин, который возглавил снукер в России и стал заниматься его популяризацией. Открылась возможность ездить на международные соревнования, и когда мне сказали «Аня, давай, тренируйся», я была очень рада новым перспективам.

В общей сложности я отыграла в снукер три года. К сожалению, в женском снукере ситуация не такая обнадёживающая, как в мужском. У женщин в году проходят всего три-четыре турнира, среди которых чемпионаты Европы и мира, командное первенство континента. Добавим чемпионаты Москвы и России. На международном уровне практически нет никаких коммерческих турниров; женский снукер не особо сильно развит в мире. Число хорошо играющих женщин тоже невелико. В связи с этим нет постоянного спарринга, наигрыша, нет условий для повышения уровня. К сожалению, в России пока нет игроков высокопрофессионального уровня, нет тех, кто может тебе подсказать что-либо. И в определенный момент я поняла, что мне не хватает игровой практики.

В то время я параллельно поигрывала в пул, и когда заняла 1- место на чемпионате Москвы и следом за ним призовое на России, Лев Ярославцев предложил мне поехать на чемпионат Европы по пулу. Этот турнир проходил в те же сроки, что и чемпионат Европы по снукеру, и я выбрала первое. Так началась моя история в пуле. Переход произошёл как-то сам собой, органично, там мне и интереснее, и соревнований больше.

Анна Мажирина

Анна Мажирина

Pro: Был ли у тебя тренер в снукерный период карьеры или ты тренировалась самостоятельно?

Пока в России у нас нет тренеров по снукеру, хотя сейчас они начинают появляться, к примеру, Антон Рябинин. Тренировалась сама, играла в клубах «Русская пирамида», «Гладиатор», «Полигон» с местными любителями. Тренера, как такового, конечно, не было, но мы (имею в виду сборную России по снукеру того времени) проходили курсы — в Тюмень приезжал Дерек Хилл, тренер Ронни О'Салливана. Пробыв с ним около недели, мы узнали много всего интересного, также он дал упражнения, с помощью которых потом можно было тренироваться самостоятельно.

Затем мы ездили в Уэльс, в знаменитую академию Терри Гриффитса, прошли там полный двухнедельный курс, тренировались с его сыном — Уэйном Гриффитсом, ну и, конечно, с самим Терри. Еще мы накупили там всякой литературы, как тренироваться, и сами постигали, таким образом, снукерную науку. Кроме того, по приглашению в Россию в качестве спарринг-партнеров приезжали игроки из-за рубежа.

Pro: Представь что у тебя есть возможность сделать телефонный звонок себе самой 10 лет назад. Как ты себе посоветуешь развивать карьеру?

Так же, как и развивала.

Pro: То есть тебе не жалко трёх лет на снукер?

Нет, абсолютно ни о чем не жалею.

Pro: А если бы у тебя был выбор, с какого вида бильярда начать — каким бы он был?

Я бы не стала ничего менять. А вообще-то, честно говоря, если бы у меня был выбор, я бы стала играть в... большой теннис! (смеётся) Мне всегда нравился этот вид спорта, я мечтала в него играть. В детстве даже занималась в секции, и у меня здорово получалось. С этим связана довольно забавная история. В то время наша семья не могла позволить себе больших материальных трат, а пластиковая ракетка для тенниса стоила достаточно дорого, и поэтому я играла простой деревянной ракеткой. А в группе в то же время были дети состоятельных родителей, у которых были и продвинутые ракетки, и вообще всё модное. И тренер меня практически не замечала. А я-то бегала, старалась... У меня всё получается, мячи все отбиваю как надо. В общем, без должного внимания к себе я обиделась и ушла из тенниса. Вот так. Но, видно, так оно и должно было быть…

Pro: Поскольку ты очень близко знакома со всеми видами лузного бильярда, мы не можем не задать тебе следующий вопрос: как бы ты выстроила по ранжиру все разновидности? Что легче, что сложнее — на твой взгляд?

Вообще все виды бильярда в чем-то сложны по-своему, но если расставлять по местам, смотря на игру в целом, то русский бильярд однозначно стоит на последнем месте. А вот в отношении снукера и пула мне трудно сказать определённо. В чём-то сложнее снукер, а в чём-то — пул. Сложность пула в сравнении со снукером — в иллюзии, что игра может даваться легко: шарики маленькие, а лузы большие, и забить шар труда не составляет. Да, забить, может быть, и не так сложно, как в русском бильярде или снукере, но когда тебе при этом ещё нужно сделать выход через три борта в зону, по размеру равную листу формата А4, да ещё до этого просчитать свои дальнейшие удары минимум на три шага вперёд, всё становится уже не так просто. Кроме того, в пуле очень много и других нюансов. Повторюсь, для тех, кому кажется, что пул простая игра — это иллюзорная лёгкость, этим пул и сложен. Периодически из-за этого происходит потеря концентрации, которую игра тут же наказывает, и ты делаешь ошибку, потому что легкомысленно отнёсся к простому, казалось бы, удару. Ещё из-за разнообразия выходов. В снукере игра более шаблонная: красный-чёрный, подбой пирамиды с синего, и так далее. В пуле игра более вариативна, приходится сталкиваться с различными позициями и решать всё многообразие задач. В этом сложность пула. В снукере же труднее забить шар. Нужна очень высокая точность и выверенная техника.

Pro: Какая самая трудная игра в пуле?

Для меня это «Восьмёрка» и «Стрейт».

Pro: Каков твой лучший брейк в снукере?

На тренировке — 121 очко серия была, а на соревнованиях — в финале чемпионата России в Тюмени сделала, помнится, 68. Вроде бы как-то была серия и в 70.

Pro: А лучшая серия в стрейт-пул?

Совсем небольшая. Точно не помню, но порядка 60-70 очков.

Pro: К чему подводим: некоторое время назад попалось на глаза интересное обсуждение американских пулистов, что сложнее сделать — сенчури в снукере или 100 очков в стрейт. Каково твоё мнение?

Для меня — сенчури сделать сложнее. Возможно, для снукеристов наоборот (улыбается).

Pro: Любопытно. При том что сенчури тебе делать удавалось, а сотню в стрейт — нет.

Просто я мало тренируюсь в стрейт, потому что соревнований в этой дисциплине очень немного. Играя в снукер, ты так или иначе постоянно заходишь на попытку сделать сотенную серию, а когда в стрейт играешь раз в месяц...

Pro: Легко ли тебе давалось перестроение техники при переходе из одного вида в другой?

Нелегко, это всегда мучение. Когда я перешла из русского в снукер, я сильно поменяла технику, особенно после того, как меня «ставили» Терри и Уэйн Гриффитсы, а потом, перейдя в пул, я снова меняла технику. И это был тоже непростой период.

Анна Мажирина

Анна Мажирина

(реплика Радика Нуреева) – Было довольно забавно и показательно, что заслуженный мастер спорта и чемпионка мира била обычные линеечки из «холостых» шариков в лузы с длинной проводкой, добиваясь отработки сопровождения.

Да, тогда с подачи Руслана Чинахова и Радика я пришла к выводу, что в пуле мне нужно делать более длинную проводку, тогда как в снукере я играла коротким ударом, который в пуле для меня не годился. У меня поначалу никак не получалось добиться длинного сопровождения, но постепенно удар изменился в лучшую сторону.

Pro: Много ли ты перенесла из снукера в пул в техническом плане?

Вышло так, что та техника, которую я приобрела в снукере, в пуле мне скорее мешала.

Pro: Ты теперь стоишь в более высокой стойке, чем прежде?

Нет, я всегда стояла низко. У меня подбородок постоянно синий от мела.

Pro: А глаза у тебя одинаково видят?

Нет, один немного хуже. Но стойка у меня такая, что кий держу ровно посередине, под подбородком.

Кстати, у Терри Гриффитса есть специальное приспособление для определения доминирующего глаза. Кроме того, оно определяет, насколько нужно сместиться в ту или иную сторону. Мне, быть может, по-хорошему и надо бы сдвинуть кий куда-то в более правильное положение, но я этого не делаю, потому что и так всё неплохо.

Pro: Кто, по-твоему, сейчас лучшая пулистка мира?

Для меня это Га Юн Ким. И Келли Фишер. В данный момент — они. Я неоднократно видела их игры и сама с ними играла. Келли Фишер показала выдающуюся игру на чемпионате мира, такую редко увидишь даже у мужчин-чемпионов Европы. Ясмин Оушан, безусловно, входит в пятерку сильнейших.

Га Юн Ким

Га Юн Ким

Pro: А чем кореянка круче Оушан?

У Оушан очень агрессивная манера игры, но у Ким еще более агрессивная. Она в себе очень уверена, и небезосновательно. На столе у неё получается абсолютно всё. Мало того что она практически не мажет, она ещё настолько умно отыгрывается, видит и просчитывает игру, феноменально делает джампы. Все элементы игры плюс характер в совокупности дают какого-то «монстра в юбке».

Pro: Какая у тебя статистика личных встреч с Ясмин?

Да я с ней всего раза четыре играла. Счёт 2-2. Выиграла у нее в стрейт на чемпионате Европы и вот на последнем Евротуре в финале. До этого дважды проигрывала.

Pro: И каково против неё играть? Или она для тебя не отличается от других соперниц? Тебе в упомянутом финале удалось сделать неплохой камбэк, когда после стартовых 0-3 Ясмин вышла вперёд.

Да, именно на этом турнире я попыталась играть, не обращая внимания на имена соперниц, а больше концентрируясь на игре. Совсем абстрагироваться от личности соперницы невозможно, потому что всё же есть разница, играешь ты против какой-то неопытной девочки или авторитетной Ясмин Оушан. В этом финале я больше обращала внимание на стол, старалась сосредоточиться на игре.

Pro: Что же помогло тебе не надломиться психологически, когда после 3-0 в твою пользу счет стал 3-4?

Весь финал я чувствовала себя совершенно ровно, не было никаких эмоциональных спадов или подъёмов. Поведя 3-0, я понимала, что против Ясмин это ничего не значит. И когда она ликвидировала этот отрыв, я восприняла это абсолютно нормально, без какой-то паники. Просто боролась дальше.

Ясмин Оушан — Анна Мажирина, финал Austrian Open 2013

Pro: Ты когда-нибудь занималась с психологом?

Ну как сказать с психологом... у меня есть подруга, вот она для меня как психолог. С профессиональным специалистом, по поводу бильярда — нет, не занималась.

Pro: А что для тебя понятие «опыт» в пуле? Ну вот будешь ты играть не три года, а пять лет, что у тебя конкретно прибавится?

Понимание отыгрышей, понимание того, как лучше сделать выход. Каждый раз ты всё равно чему-то учишься. И ситуации, которые раньше казались очень сложными, становятся для тебя простыми, стандартными. И чем больше ты наработаешь таких известных тебе «стандартов», тем лучше ты понимаешь, что тебе нужно сделать. Вот это для меня опыт.

Pro: Ты сказала, что лучшие игроки среди женщин вполне могли бы на равных состязаться с мужчинами. Тем не менее, когда выпадает такая возможность, видно, что все-таки девочки, что называется, «не доезжают». Случаи, когда женщины могли действительно составить конкуренцию мужчинам, на профессиональном уровне единичны. Почему же этого не происходит — ведь бильярд не требует ни особой скорости, ни физической силы?

Насколько я понимаю, вопрос заключается в том, почему женщины играют хуже, чем мужчины, верно? Начнём с того, что всё-таки есть женщины, хоть в целом их немного, которые реально играют на уровне мужчин – не хуже, я вас уверяю, абсолютно не хуже. И они могут выиграть у любого.

Ясмин Оушан

Ясмин Оушан

Pro: Это те женщины, которые по своему подходу, по игре не очень-то похожи на женщин? Чисто психологически, у них иной настрой, мужской подход к игре?

Да, именно так. И, как правило, это почему-то не той ориентации женщины. По крайней мере, в Европе и Америке, где нравы свободней, чем где-либо. Потому что среди, например, китаянок я таких не знаю.

Pro: То есть дело именно в складе характера?

Я думаю, да, именно мужские качества помогают. Психология мужчины и женщины – это очень разные вещи. Женщина — существо более рассеянное. Она не сосредоточена на том, что там цель, добыча, которую надо ухватить. Женщина начинает думать о том о сём. У нее совершенно другая психология. Именно эта мужская целеустремлённость, когда она есть у женщины, помогает ей выходить на мужской уровень игры. Когда этого нет, когда женщина — это женщина, а не наполовину или вовсе полностью мужик, тогда она уже не может столь же хорошо играть в бильярд. Вот так.

Pro: Ты упоминала, что уткнулась в своеобразный тупик в русском бильярде, а что насчет пула? Как тебе то, что всё происходит в такой камерной атмосфере? Вот, предположим, ты кладёшь на это всю жизнь, через несколько лет выигрываешь... пускай даже чемпионат мира. И тебя поздравляет с этим событием считанное число людей. Как тебе такое развитие бильярда?

Меня, конечно же, огорчает, что бильярд не находит должного признания в мире. На мой взгляд, это потрясающая игра, её стоит развивать, она может быть интересна многим людям. Возможно, она не такая зрелищная, как, например, футбол, но в любом случае она достойна большего, чем на сегодняшний день имеет. В программу Олимпийских игр она могла бы входить как минимум — хотя бы одна из разновидностей бильярда. Потому что в бильярд играет весь мир. Что касается того, что меня поздравляет горстка людей, я по этому поводу не особенно переживаю, ведь я занимаюсь тем, что мне нравится, и самое главное, что в этой «горстке» самые близкие люди. Достижение целей для меня важнее, чем то, что меня не поздравляют на каком-то более высоком уровне. Хотя да, было бы приятно, если бы встречали в аэропорту с цветами (смеётся).

Анна Мажирина, Ardennen Cup 2013

Анна Мажирина, Ardennen Cup 2013

Pro: Чего не хватает пулу, чтобы стать по-настоящему смотрибельным по ТВ?

Правильной картинки не хватает, визуальный ряд несколько менее привлекательный, чем у того же снукера. Там изумрудного цвета сукно, разноцветные шары, не нужно высматривать цифры, как в пуле. Для неподготовленных зрителей пул – это каша, они вообще не понимают, что происходит. Поэтому пул будут смотреть только те, кто его понимает и разбирается. А снукер в этом смысле более доступен для обывателя.

Pro: Может быть, проблема пула в его кажущейся простоте?

Да, наверняка это тоже играет свою роль. Люди думают, большие лузы – чего тут забивать? В снукере – другое дело, маленькие шарики, огромный стол, всем понятно, что это непросто.

Pro: Что ты о думаешь о бильярдных чиновниках?

Скажу так. Практически со всеми бильярдными чиновниками у меня лично сложились хорошие деловые отношения. Меня всегда поддерживала ФБСР в лице В. П. Никифорова и продолжает поддерживать сейчас. Усилиями президента МКБС Е. Б. Иванова Правительство Москвы выделило мне квартиру за спортивные достижения. Я за очень многое благодарна Сергею Анатольевичу Рябинину, Льву Николаевичу Ярославцеву, Манту Виталию Михайловичу и другим чиновникам. Мои успехи в Европе вообще были бы невозможны, если бы не МКБС. Именно она оплачивает все расходы на Евротуры. ФБСР финансирует чемпионаты Европы, мира и др. турниры. То есть в отношении меня бильярдные чиновники практически всегда исполняли свои обязательства. Другое дело, что возможно, я не всегда согласна с какими-то моментами в их политике. К примеру, что недостаточно занимаются развитием снукера, пула, что у бильярда в России мало информационной поддержки и т.д. Поэтому если говорить глобально, то думаю, что они могли бы сделать для бильярда гораздо больше, чем делают. Гораздо больше.

Pro: А в каких странах делается больше?

В Китае.

Pro: А в Европе?

В Европе всё более или менее стабильно, не могу сказать, что у них есть какой-то подъём или спад в развитии. А в Китае популярность бильярда растёт с бешеной скоростью, на женские турниры, к примеру, собираются даже не сотни, тысячи зрителей.

Pro: С чем ты связываешь такой взрыв популярности пула и снукера в Китае?

С тем, что у них много народу (смеётся). Китайцы, видимо, как-то грамотно подходят к развитию этого вида спорта. Люди, которые играют в бильярд, у них уважаемы. Считается, это здорово и почетно — быть чемпионом по бильярду. Они стремятся к этому. Это авторитет, это общественный статус.

Pro: А кто первым поздравил тебя после очередной победы на Евротуре?

Мне папа позвонил. Едва я забила последний шар, раскручиваю кий, смотрю на телефон, который в беззвучном режиме, а там на определителе «Папа»! Говорит, мы с мамой расплакались... Они за меня очень переживают. Потом позвонил Лев Ярославцев. А третьим Радик подоспел (смеётся). Костя Степанов тоже меня практически сразу поздравил.

Pro: Ты упоминала Га Юн Ким, в связи с чем такой вопрос: что такое есть у азиаток, чего нет у европейских спортсменок?

У азиаток есть правильное спортивное воспитание, дисциплина, характер. Ключ их преимущества в правильном подходе, в спортивной философии. Они тренируются много часов в день, и очень ответственно к этому относятся, а не так – постучал по шарам и домой пошёл.

Pro: Чего тебе сейчас не хватает в тренировке, что хотела бы поменять в спортивном мировоззрении?

Мне в тренировках не хватает той же дисциплины, чтобы заниматься этим постоянно и всерьёз. Мне не хватает опыта, из-за того что в России играть особенно не с кем. Костя Степанов, Руслан Чинахов зачастую отказывают в спарринге. А других игроков, у которых можно было бы чему-то научиться, не так уж много. Это мешает в том числе. Также какие-то психологические моменты. Остальное всё есть. Есть тренер, клуб, где я могу заниматься, пожалуйста – только работай.

Pro: Если не бильярд, то что? Какое занятие ты бы выбрала по окончании спортивной карьеры?

Вероятно, это была бы какая-то организационная деятельность, связанная с международными вопросами. Ездила бы по миру, общалась с людьми, которые занимаются бильярдом. Одним словом, что-то бы делала для развития бильярда как в мире в целом, так и в России в частности.

Pro: А если совсем отойти от бильярда?

А у меня есть деятельность, совсем не связанная с бильярдом – я преподаю в университете такие предметы как: «Правоведение», «Государство и церковь», «Методология изучения конституционного права». Но могу точно сказать, что только такой работы мне было бы мало. Потому что порой это довольно скучно, мне не хватает движений. Или передвижений. Кроме того, преподавание отнимает немало сил, и не всегда тебе их хочется тратить.

Pro: Ты читаешь лекции, принимаешь экзамены?

Да. Сейчас как раз началась летняя сессия. В четырёх группах у меня зачёты, а в двух экзамены.

Pro: Двоек много ставишь?

Нет, жалею, хотя уже думаю, что не следовало бы.

Pro: И как долго преподаёшь?

Уже два года.

Pro: Как на твой взгляд, молодёжь в общей массе умнеет или наоборот?

Хотелось бы ошибаться, но, к сожалению, наверное, наоборот.

Pro: Отдашь своего ребёнка в бильярд?

Я отдам его туда, где ему будет лучше, где ему будет нравиться, и где у него будет получаться. Если это будет бильярд, то почему бы нет?

Pro: Благодарим тебя за то, что уделила нам время, за содержательную беседу, и ещё раз поздравляем с потрясающим успехом!

Анна Мажирина, Austrian Open 2013

Анна Мажирина, Austrian Open 2013

Интервью

Статьи о игроках

Школа

Исторические артефакты

Авторы