Грег Салливан, основатель Derby City Classic

07 февраля 2014
Грег Салливан, фото — AZBilliards.com

Грег Салливан, фото — AZBilliards.com

Накануне очередного, 16-го по счету Derby City Classic, мы решили обратиться к отцу-основателю этого турнира и познакомить вас с историей его возникновения. Мы побеседовали с Грегом Салливаном.

AZB: Грег, как вообще родилась идея организовать турнир?

ГС: В самый первый раз я и Эд Хэган (Ed Hagan) решили объединиться и провести турнир совместными усилиями. На следующий год я уже принял всё на себя. На самом деле, прежде чем первый Дерби Сити воплотился в жизнь, в течение нескольких лет мы обсуждали проведение такого турнира. Именно Эдди нашел первую площадку для него, тогда турнир принял отель Executive West. В тот первый год практически всё делал Эдди, мой же вклад был в основном на уровне идей, скажем, я предложил формат с докупкой. Но вышло так, что в первый год мы оказались в неслабом минусе по итогу, около 52 тысяч долларов, и было очевидно, что необходимы какие-то изменения.

AZB: Правда ли, что вы стремились возродить легендарные турниры Джонстон Сити (Johnston City)?

ГС: Безусловно, здесь есть прямая связь. Знаете, у меня по сей день сохранились билеты с того мероприятия. Я был там в 1966 или годом позже. И я был в восторге. Но с тех пор я был на несчетном количестве турниров. Уверен, никто не посетил их столько, сколько я.

Я примечал как те моменты, которые мне там нравились, так и какие-то недостатки. И поскольку я знал, что не одинок в своих оценках, со временем захотелось сделать турнир по своему вкусу. В тем времена было немало «косяков». Скажем, на рекламной листовке турнира было указано, какая сумма будет добавлена к призовому фонду, а внизу мелким шрифтом приписано «в случае полной сетки», и вы, проделав немалый путь, уже на месте узнавали, что участников собралось недостаточно и добавленных денег не будет.

Вы бывали на турнире «Все звезды» в Лексингтоне?

Jansco Brothers Johnston City. Джордж и Поли Джанско

Jansco Brothers Johnston City. Джордж и Поли Джанско

AZB: Разумеется.

ГС: А ведь это был первый турнир, для которого я предоставил свои столы — в 1987-м. Но до тех пор я играл в том турнире. Тогда, скажу вам, в Луивилле и окрестностях было множество хороших игроков. Но я был единственным, кто удосуживался отправиться в поездку до Лексингтона. Просто так было заведено. «Никто не хочет оказаться лузером», такой был подход. Но я думал, как здорово, я буду играть против Эрла Стриклэнда, — а мои приятели только насмехались, удивляясь, что я такое о себе возомнил и на что вообще надеюсь против Эрла. Они были уверены, что у меня нет ни единого шанса, так что в их глазах я ехал лишь затем, чтоб мне утерли нос.

Но я никогда не разделял такой подход. Игра против великих, сильных игроков — хороший способ проверить себя, равно как и возможность стать сильнее. Я считаю, играть должен каждый. Именно поэтому я пришел к идее такого турнира, что проигравшим неудачником чувствует себя тот, кто остался в стороне. Любому турниру требуется движуха, толпа. Чтобы, как говорится, концы сошлись, вам на турнире необходимо немало народа. Поэтому, когда я организовал Дерби Сити, я устроил так, что присутствовать там в качестве исключительно зрителя выходит дороже, чем в качестве участника турнира. Если вы приехали и не играете — именно вы лузер. Я хотел, чтобы мои зрители превратились в участников действа.

Знаете, билеты для зрителей — настоящая головная боль. Нужно организовать контроль на входе, чтобы оградить себя от безбилетников, и все равно в полной мере избежать их не удается. Мне же хотелось, чтобы у каждого просто был пропуск участника, чтобы они сыграли пусть даже всего в одной дисциплине, и дальше пускай смотрят сколько влезет, если не хотят играть дальше. Да, я что-то теряю на зрительских билетах, но вовлекаю больше людей непосредственно в игровой процесс, и для меня это важнее.

Успех турнира складывается из множества разных деталей. Но чтобы осчастливить отель или казино или другого арендодателя, приютившего ваше мероприятие, вам требуется как-то привлекать большие массы людей. Потому что если владельцы помещения не будут довольны, вас там больше не будет.

Кроме того, я наблюдал за факторами успеха в других сферах, например, в смешанных боях UFC. Мне нравится эта штука, и то, что они делают, есть эволюция разных видов. Сперва там были боксеры, борцы, каратисты, дзюдоисты, а потом пришли братья Грейси (подробнее о «клане Грейси» читайте здесь — Прим. пер.) и всех уделали. Поэтому теперь все проводят смешанные тренировки, стараясь объединить несколько стилей борьбы, и нынешние ребята — одни из лучших бойцов в истории микс-файта. Кросс-тренинг — упражнения в дополнительных видах — очень важен. Вы должны знать всё. Точно так же и в пуле. В моих краях много отличных игроков в «дуплеты». В других хорошо развита «одна луза», где-то больше развита «восьмерка», где-то «девятка». Но задумайтесь: если вы разучили всего один дуплет, это делает вас более сильным игроком в любой дисциплине. Знаете вы на один болевой прием или на один отыгрыш больше — значит, вы более универсальны. К тому же турнир, в котором можно увидеть классных спецов по разным играм, привлекает больше публики. На Дерби можно поиграть в «десятку», стрейт-пул, «девятку», «одну лузу», «дуплеты», что угодно.

По моему мнению, Дерби сделал большое дело для пула, познакомив игроков с «дуплетами». Спросите Эфрена Рейеса, он вам скажет, что был совершенно беспомощен в игре дуплетов, пока не стал ездить на Дерби Сити, где ему пришлось учиться этим ударам (Прим. AZB: не забывайте, что это весьма относительно, и упоминаемая «негодность» Эфрена сильно отличается от негодности среднего любителя). Все филиппинцы были такими, а теперь они среди лучших дуплетёров мира. И они стали лучше как игроки-универсалы.

Дерби никогда не был предназначен исключительно для профессионалов. Он создан таким, чтобы дать людям повод принять в нем участие посредством игры. Задумайтесь: я намеренно ставлю профессионалов в невыгодное положение. Я ставлю их в рамки короткого сета до 3 побед, где они не имеют столь большого преимущества перед менее умелыми игроками. Но вместе с тем я добавляю деньги в призовой фонд, столько, что итоговое число записавшихся на турнир участников не имеет значения. Никаких вычетов. Я смотрю на это так, что если никто не приедет на турнир, то я буду в выигрыше — как его единственный участник.

Итак, я придумал всё таким образом, чтобы менее сильные игроки были воодушевлены попытать счастья. Прочь стеснение, на самом деле пусть стыдится тот, кто не попробовал! Самое главное для меня в Дерби — чтобы каждый увёз с собой какую-либо историю. О том, как они тусовались бок о бок с большими чемпионами, как хорошо они провели время, всё в таком духе. Каждому есть что рассказать. Даже если это история в стиле «Я забил один шар против Эфрена», для кого-то она будет хороша. Я считаю, те, кто набрался смелости выйти на арену против этих ребят, достойны всяческого уважения, и кое-кому даже удавалось победить профи в этом самом коротком сете.

Конечно же, не покривлю душой, Дерби Сити был создан и для «шпилёвки». Для меня «коммерция» просто один из способов ведения счета. Да, мне известно, что многие в обществе воспринимают идею игры на деньги негативно, но «такова се ля ви». На мой взгляд, денежные ставки являются частью игры, и я убежден, что игрокам следует больше «шпилить» между собой, если они хотят прогрессировать. Если вы приехали на Дерби и желаете получить игру — у вас есть такая возможность. Может быть, это будет не та игра, которую вы хотели бы, но возможность свестись вы точно получите.

AZB: Давайте вернемся к первому году турнира. Вы сказали, что тогда ваш убыток составил 52 тысячи. Что может заставить продолжить дело, оказавшееся убыточным?

ГС: Ну, следующий год оказался получше. Я был больше вовлечен в процесс, проделал немалую работу, и в тот раз ушли в минус всего на 32 тысячи, а еще через год свели убыток аж до 18 тысяч долларов.

AZB: Выходит, первые три года турнира проделали в вашем бюджете дыру в размере более ста тысяч долларов, и вы все равно продолжили дело?!

ГС: Да, заметьте, ведь тенденция была позитивной. Вдобавок у меня как промоутера есть преимущество в том, что собственно игровая часть турнира не является основной для заработка. Я могу получать прибыль с турнира в виде продаж столов. Для меня турнир — реклама. Люди знают, что лучше всего тренироваться на таком же оборудовании, на котором предстоит играть, так что доход от продажи столов был неплохой. Поэтому на самом деле потери не были столь велики. Точного учета не велось, но мы знали, что турнир набирает силу, имя становится популярным.

Derby City Classic, фото — JP Parmentier

Derby City Classic, фото — JP Parmentier

AZB: Почему ваш турнир так отличается от других, в частности, форматом «бай-бэк» (докупа)?

ГС: У меня попросту не было возможности проводить Дерби Сити по стандартной сетке. Я имею в виду, я не мог пойти на то, чтобы игроки, приехавшие за сотни миль отсюда, выбывали из игры после единственного матча. К тому же многие из участников и так не докупаются, выходя из игры после первого же поражения. Таких примерно половина от общего числа. Люди переходят в категорию зрителей. Поначалу у нас были проблемы с этой системой. Но впоследствии мы доработали программное обеспечение, год за годом тщательно работали над процессом, в результате чего теперь все работает без сбоев.

AZB: Вы начинали в отеле Executive West.

ГС: Да, он стал нашим первым домом. Но тогда мне не хватило смекалки оговорить в контракте все нюансы, которые следовало учесть. Они могли взять и поднять тарифы на номера, или, скажем, у нас не было гарантий, что нам предоставят площадь в необходимом количестве. Мне нужно было от них многое, и в итоге я этого добился, но в дальнейшем произошли изменения, повлиять на которые у нас не было полномочий. Поэтому, перестроив барную зону и некоторые другие участки, которые мы использовали, они сами вывели себя за рамки нашего соглашения. Мне пришлось искать новое место для турнира, чтобы получить пространство, достаточное для его существования.

Скажу вам, я многое узнал о гостиницах. Они хорошо умеют делать только одно. Они знают, как вас вписать. Но они не знают, что делать с вами после регистрации. Особенно что делать с огромной оравой, которая находится в движении все 24 часа. К этому они оказываются вообще не готовы. Вам нужно обеспечить безопасность людей — а отель не в состоянии этого сделать. Я потратил тысячи долларов, организуя собственную службу безопасности для игроков и зрителей. На Дерби всегда большой денежный оборот, и мне не хотелось, чтобы кто-нибудь пострадал.

Напомню, мы были самым большим мероприятием, арендовавшим площади у Executive West. На протяжении десяти лет мы были их лидирующей группой, потому что в течение 9-11 дней наполняли отель постояльцами. Знаменитые скачки Kentucky Derby длятся всего три дня, а наше соревнование — более чем в три раза продолжительнее. Поэтому я думал, что наши позиции достаточно крепки, раз мы приносим им немало денег. Но не тут-то было, они поменяли название и провели перепланировку, потому что решили, что хотят привлекать клиентуру более высокого статуса, чем прежде. Они потратили 25 миллионов на переделки и забрали необходимое нам пространство. Нашу игровую зону они превратили в стейкхаус.

Но в любом случае мы их уже переросли. В какой-то момент нам даже пришлось арендовать место через дорогу в Executive East. И вот так они потом поступили. А мы могли сделать этот турнир для них событием еще большего масштаба. Я хочу, чтобы Дерби Сити был «турниром для отпуска». Мне известно, что люди не могут посетить все турниры, поэтому я хочу, чтобы они могли приехать на Дерби. Хочу, чтобы они могли смотреть, что хотят, и играть во что пожелают — и я хочу, чтобы они не смогли увидеть абсолютно всё за один раз. Я хочу оставить им повод вернуться снова и снова. Если вы были на Дерби и не пропустили чего-то, значит, я плохо сделал свою работу.

Я хочу, чтобы люди могли получить свою «прививку» бильярда, чтобы «вштырило». Вот для чего все эти мини-турниры и экшн-румы, где каждый может оттянуться по полной и раствориться в пуле на неделю или дольше. Для того, чтобы всё работало, нужно много народа, и всем требуется угодить. Мы продолжаем развиваться. В последнее время мы стали проводить торжественный обед для Зала славы OnePocket.org, и это мероприятие стало весьма популярным.

Нам очень повезло заполучить в партнеры один из объектов Harrah's (казино Horseshoe Southern Inidana, «Подкова». — Прим. пер.), что на другом берегу реки (река Огайо разделяет штаты Кентукки и Индиана. — Прим. пер.) Многие из посетителей нашего турнира уже были знакомы с этим местом, потому что в прошлом наведывались сюда во время Дерби, провести время за игрой. И несомненное преимущество казино перед отелем заключается в том, что казино знает, как обращаться с публикой, которая никогда не спит. Они знают, как позаботиться о том, чтобы она была сыта и находилась в безопасности.

Казино сильно изменились. В былые времена они заботились лишь об объеме ставок, чтобы процент заведения был хорошим. И конкуренция в этой сфере была не так высока. Единственным местом для игорного бизнеса был Лас-Вегас и Атлантик-Сити. Теперь же казино есть повсеместно, и они соревнуются за каждого клиента. А мы приводим им много посетителей. Хотелось бы, чтобы в «Подкове» было больше номеров, наши потребности превышают их возможности; но как бы то ни было, в этих окрестностях лучше места для нас не найти.

В первый год нашего пребывания там мы их здорово удивили. Они явно не ожидали такого наплыва клиентуры, и в один момент у них попросту закончились съестные припасы. И в тот раз наш турнир был более скромным из-за нехватки номеров для размещения... Но с каждым годом в «Подкове» к нам приезжало все больше людей, и масштабы турнира росли.

AZB: Мы слышали, у вас есть планы сделать в других объектах, входящих в эту сеть, нечто такое, что не является точной копией Дерби?

ГС: Да, я очень хочу организовать что-нибудь в тех местах, где достаточно объема для наших нужд. Я хочу места, которого хватит для установки множества 7-футовых столов. Я хочу провести большой турнир среди любителей и лиговых игроков. Но для этого нужно гораздо больше места.

AZB: Какими мыслями занята ваша голова в последнее время?

ГС: В основном думаю о 10-футовых столах. Исходя из нашего опыта, пул на 10-футовике попросту лучше. В то же время я отдаю себе отчет, что площадь, занимаемая таким столом, довольно велика. По этой причине я не могу себе представить, что клубы будут сплошь заполнены «десятками». Но я полагаю, что серьезные, уважающие себя заведения непременно задумаются о том, чтобы иметь у себя один или даже два таких стола.

Bigfoot Challenge (мини-турнир на 10-футовых столах. — Прим. пер.), проходящий во время Дерби, очень популярен. Именно этот турнир в нынешнем году будет транслироваться Accu-Stats в первые четыре дня события. В турнире участвуют 16 лучших из лучших, самые «сливки». Лично я не уверен, что в США найдется 16 по-настоящему профессиональных игроков (Прим. AZB: это зависит от трактовки определения «профессиональный»). Таким образом, лучшие игроки выступают на больших столах, все довольны. В рамках такого турнира профи отделены от любителей, и это много значит. Всегда высочайший уровень игры! Когда эти парни играют на большом столе, они все равно что гольфисты, вынужденные попадать в лунку с самого края грина. И те, и другие, могут делать это в силу своих исключительных способностей. В бильярдных залах будет происходить то же самое — лучшие игроки непременно захотят проверить себя на 10-футовике.

И в этом для нас тоже есть перспектива. Когда игроки из Китая и Тайваня «распробуют» «здоровяка», нас ждет золотая жила, ведь они пожелают тренироваться на таком же столе, как большие профи. Азия может стать отличным рынком сбыта для нас. 10-футовые столы — отличный выбор для профессиональных турниров с ограничением числа участников — 16 или 32. Для подобного турнира нужно всего четыре стола, и доставить их в место проведения довольно просто.

Грег Салливан, фото — AZBilliards.com

Грег Салливан, фото — JP Parmentier

AZB: Планируется ли проводить еще какие-либо турниры на «десятках»?

ГС: Скажу больше: все турниры топ-уровня, которые я стану проводить в будущем, будут играться на 10-футовых столах. Только это имеет смысл. Именно на таких столах должны играть профи. И это настолько интереснее для зрителей...

10-футовый Bigfoot Diamond, фото — InsidePool.tv

10-футовый Bigfoot Diamond, фото — InsidePool.tv

AZB: Мы еще не затронули тему титула Мастера игры (Master of the Table), присуждаемого по итогам Дерби.

ГС: Да, пожалуй, это один из основополагающих элементов турнира. Игроки в трех дисциплинах разыгрывают сразу два титула. Первый — победителя конкретной разновидности, второй — победителя в общем зачете, титул Мастера игры. Он присуждается выступившему наиболее стабильно среди всех на основании баллов, набранных во всех трех турнирах. Кстати, многие не знают этого: призовой фонд главной награды Дерби формируется как раз за счет средств, полученных в виде докупок.


Все права на публикацию принадлежат AzBilliards, русскую версию текста — ProPool.ru. Перевод с английского – Михаил Каблуков. Перепечатка возможна, только с письменного согласия правообладателей.

Интервью

Статьи о игроках

Школа

Исторические артефакты

Авторы