Джон Шмидт, маэстро современного стрейт-пула

04 мая 2011
Джон Шмидт, фото — flickr.com

Джон Шмидт

Имя легендарного Вилли Москони неразделимо с понятием лузного бильярда, прежде всего стрейт-пула, и знаменит он во многом благодаря своему уникальному рекорду, действующему и поныне — 526 очков в стрейт. В стрейт, или 14.1 с продолжением, играют всеми 15 шарами; забив 14, игрок оставляет последний шар таким образом, чтобы с его помощью выполнить подбой очередной пирамиды и продолжить серию. В 40-50-е годы прошлого столетия это была игра номер один среди профессионалов, однако впоследствии ей на смену пришли ставшие более популярными ротационные виды.

Нам повезло, что нынче среди нас есть такие мастера стрейта, как Джон Шмидт по прозвищу «Мистер 400». Впервые познакомившись со стрейтом в 1996 году, с тех пор он является убежденным приверженцем этой дисциплины и ярчайшим примером профессионального игрока. Шмидт родился в городке Кикак (Keokuk), штат Айова, с тех пор пожил в двух десятках штатов, теперь найдя пристанище во Флориде. Попробовать стрейт он решил после того, как его наставник, Бобби Хантер, как-то сказал: «Если ты сможешь ежедневно собирать под сотню шаров, вполне вероятно, ты сгодишься для участия в состязаниях про-тура». Шмидт принял этот своеобразный вызов, в результате чего стал часами тренироваться исключительно в стрейт-пул.

Курица или яйцо?

Что же было раньше для вас — стрейт или другие игры?

Мое первое знакомство с пулом состоялось в 92-м. В то время пул был для меня всего лишь хобби, способом приятно провести время после работы. Я играл обычными клубными киями. Все изменилось в 96-м, когда я познакомился с Бобби (Хантером. — Прим. пер.). Через полтора-два года после нашего знакомства я сделал серию более 200 шаров четыре или пять раз. В 1996-97 годах я гарантированно собирал сотню с 4-5 попыток, однако к тому времени, когда я узнал, что такое стрейт, я уже был достаточно неплохим игроком. Я вполне сносно играл в «девятку». Представьте себе, вплоть до 1996-го у меня не было собственного кия, и в том же году я собрал более двухсот очков.

Начало

Каким было ваше первое впечатление от стрейта?

Я подумал, что это интересная, нелегкая и очень справедливая игра. Первым, кого я увидел играющим в стрейт, был Хантер. После этого я раздобыл несколько кассет с записями от Accu-Stats и начал познавать эту игру, довольно быстро достигнув хорошего уровня. А когда я 3-4 раза перешагнул отметку «200», я отправился гастролировать по стране, катая «коммерцию» в «девятку» и «одну лузу». Стрейт-пул придал мне уверенности в своих силах, в том, что я способен отправиться на выезд и играть сводки.

Можете ли припомнить свою первую серьезную серию, которой можно было гордиться?

Конечно, тогда я впервые собрал более ста очков. Точно сказать, 112. До тех пор моей лучшей серией было 42 очка. Тогда я только-только познакомился со стрейтом, сделал 42 и несколько серий в районе 30-40. И однажды так мне поперло, что я сложил 112 шаров, это был неописуемый восторг! Я не мог поверить в реальность случившегося. После этого я убедился, что мне по силам собирать 100 очков, и в течение двух следующих лет я делал это сотни раз, в том числе дважды, если не ошибаюсь, собирал за двести и один раз 400 — что стало, безусловно, очень большим достижением для меня. Я просто не мог в это поверить.

В ту пору я занимался исключительно игрой в пул. Никакого гольфа, ничего кроме пула.

В течение четырех дней Шмидт сделал серии в 400, 268 и 282 очка. Находясь на пике формы, он выиграл два больших турнира кряду, среди прочего победив Мику Иммонена в финале Тура Флориды.

Когда я собрал свои первые 112, — вспоминает Джон, — я подумал: сколько времени мне потребуется, чтобы сделать это снова? Это заняло неделю. Но затем я вдруг смог собрать за сотню два дня подряд, а потом и дважды в течение одного дня. Затем я стал считать день без серии более 100 прожитым зря, и, наконец, достиг того уровня, когда смог переваливать за сотню ежедневно. В тот момент я осознал, что теперь стал достаточно хорош для коммерческой игры. Стрейт дал мне большую уверенность в себе.

К настоящему времени в активе Шмидта серии в 400 и 402 очка, около семидесяти серий в 200 и более шаров, а также восемь серий более 200 на строжайшем 9-футовом столе Diamond Pro-Am. Шмидт является автором рекордной серии на «Даймонде» из тех, что зафиксированы на видео — 294 очка.

Как считаете, что вам требуется, чтобы сделать серию более 500 или даже 526?

Всего лишь менее строгий стол. Я полагаю, в отношении меня бытует некое заблуждение, мол, каждый день я с самого утра по 8 часов играю на столе с огромными лузами. Поверьте, никто из профи так не делает, и я не исключение. У меня дома стоит 9-футовый «Даймонд». Если бы в моем распоряжении был обычный нестрогий стол с новым сукном и я мог бы позволить себе проводить за ним по 8 часов в день — может быть (повторю, МОЖЕТ БЫТЬ), я сумел бы в течение пары лет сделать то, о чем вы спрашиваете.

На «Даймонде» же, да еще в условиях повышенной влажности, как здесь, у меня нет абсолютно ни единого шанса собрать более 500. Что там, я и эти мои 294 очка считаю чудом. Если бы цель побить рекорд Москони была как-либо подкреплена финансово, я бы, разумеется, попробовал. Помимо меня в мире есть еще порядка десятка парней, чьи шансы в этом мероприятии я оценил бы как весьма реальные, но эта задача все равно очень непростая.

Шмидт о стрейт-пуле

Готовы ли вы назвать стрейт любимой игрой?

Да, но скорее «одной из». На самом деле я люблю все разновидности игры. «В одну лузу» также доставляет мне немалое удовольствие. Я бы с радостью уделил больше времени ее изучению, но в этом плане стрейт все же для меня на первом месте. Несмотря на то, что серий более ста у меня бесчисленное множество, меня всякий раз по-прежнему будоражит, когда я перехожу этот рубеж. Это в некотором роде осознание достижения, того, что есть еще порох в пороховницах.

И что же в этой игре нравится вам больше всего?

Большие серии предъявляют высокие требования к вашей «кладке», равно как и точному контролю битка. К тому же мне по душе то, что фактор везения здесь сведен к минимуму. После промаха одного игрока у другого, как правило, всегда есть игра.

В общем, мне импонируют минимум везения и максимум умения, ну и хорошие цифры — потому что серия это реальный способ оценить уровень игры. Если я собрал 200 шаров, значит, я в порядке. Иначе быть не может. И вместе с тем возьмите «девятку»: иногда вы можете собрать несколько партий с кия, но лишь потому, что после разбоя всякий раз вставала удачная позиция, легкий ранаут, и вот вы думаете, что это ваша лучшая игра — тогда как на самом деле это не так. Напротив, стрейт не скрывает ваших ошибок или плохой игры. Если вы в форме, это выразится в хорошей серии.

Кто из мастеров стрейт-пула был вашим кумиром в пору его изучения?

Безусловно, Майк Сигел, Джим Ремпе, Аллен Хопкинс, Стив Мизерак — даже когда я знал об игре немногое, я видел, что они играют в стрейт правильно. Я смотрел видеозаписи этих знаменитых игроков, а затем наблюдал, как играют другие – это было все равно что смотреть, как телега соревнуется со скоростным болидом. Это по-настоящему открыло мне глаза. Те кассеты научили меня очень многому.

Тяжело демонстрировать высокую серийность в турнирных условиях?

Да, конечно, ответственность прилично давит. Я не хочу выйти к столу и отметиться набором мелких серий. И я, как любой хороший игрок в стрейт, должен быть готов к такому давлению. Справедливости ради замечу, что я участвовал всего в шести или восьми турнирах по стрейту, так что не располагаю достаточным опытом настоящей турнирной игры. Играя против оппонента и столкнувшись с необходимостью выбрать отыгрыш вместо атаки, я испытываю некий дискомфорт. Я все еще учусь сделать серию шаров в 30 и отыграться, учусь правильному отыгрышу, учусь помнить, что у соперника есть фол или два, и так далее. Я по-прежнему считаю, что никогда не показывал своей лучшей игры на людях. Мне все еще кажется, что в игре с реальным соперником я слегка пасую.

Над чем вы работаете наиболее усердно?

Стараюсь совершенствовать «десятку» и разбой в этой игре, потому что это наиболее слабый мой элемент. Катая шары, сейчас я чаще всего играю в «десятку» или «одну лузу» против воображаемого соперника. Я бы добавил сюда и стрейт, конечно же, но в данный момент сукно на моем столе порядком поизносилось, а это делает игру слишком сложной.

А почему стрейт менее популярен в США, чем в Европе?

По моему мнению, дело в том, что это долгая, затяжная игра, которая к тому же не столь проста, как кажется со стороны, а американской культуре ближе скорость: быстрые машины, фаст-фуд, американцы хотят всего здесь и сейчас.

Секреты мастерства

Делаете ли вы нечто особенное для укрепления психологической или физической выносливости, прежде чем предпринять попытку сделать большую серию?

Нет, ничего такого не делаю, я просто нашел оптимальный способ играть в стрейт, да и, пожалуй, во все виды пула вообще. Я играю достаточно быстро, и это происходит потому, что я попросту не затрачиваю много энергии. Если удары простые, я и отношусь к ним, как к простым, когда же они сложны — я отношусь к ним более ответственно, но тем не менее не «запариваюсь» над ними, не сжигаю энергию тоннами. Это среди прочего является одним из факторов, позволяющих мне собирать большие серии, потому что я не напрягаюсь — ни физически, ни морально. Я просто делаю у стола ровно столько, сколько нужно.

Насколько навыки игры в стрейт помогают вам в других дисциплинах?

В первую очередь стрейт обеспечил мне уверенность в себе. Я точно знаю, что если я могу собрать 400 очков, а соперник, всю свою жизнь играющий в стрейт, делал максимум 200 — значит, я играю чуть лучше него. Осознание этого дает мне уверенность, что, в какую бы игру мы ни играли, победителем вероятнее всего должен выйти я, ведь если я могу собрать 400 — значит, я хороший игрок. Стрейт более всего помог мне именно в этом.

Насколько велика значимость начального удара в стрейте?

Разбой в стрейте очень важен, и это еще один компонент, которым я пока не овладел в полной мере. Иногда удар мне удается, иногда нет. Я и делаю-то его от силы пару раз в году, когда выступаю на турнирах по стрейту. Так что начальный удар точно не является моей сильной стороной.

Поделитесь одним самым главным советом, который вы когда-либо получали.

Не пересекать линию «шар — луза». По возможности всегда выводить биток на следующий шар вдоль зоны выхода, не пересекая этой линии.

По мнению Джона, стрейт-пул — та игра, которая может в полной мере показать способности игрока.

Стрейт — это всегда определенная серия, некий количественный показатель. Как, например, в боулинге или гольфе, где на основе похожих показателей строится система гандикапа. Слова «я хорошо играю в гольф» никому ничего не скажут, вместо этого говорят «мой гандикап — 0». Тогда становится ясно, что перед вами отличный гольфист. Игрокам в пул, как правило, уважение выражают нечасто. Почему так часто вспоминают мою серию в 400 шаров? Потому, что люди понимают: это гораздо больше, чем они могут сделать. Похоже обстоит дело в снукере. Снукеристы не просто играют, они стремятся делать сотенные серии, максимумы, стараются играть идеально. Среднестатистический зритель, видя это, понимает: «Вот я играю в снукер уже добрых два десятка лет, мой лучший брейк — 38 очков. А этот игрок только что выдал 147! Невероятное достижение!» Когда же зрители смотрят по ТВ, как мы играем в «девятку», они думают: «О, да так я тоже могу. Достаточно просто забивать шары». И только если комментатор говорит, что Джон Шмидт недавно собрал 240 шаров в стрейт, они идут в бильярдную, пробуют играть в стрейт и не могут собрать даже 30 — лишь тогда они осознают, насколько это нелегко.

Поверьте, многие не любят играть в стрейт потому, что они не хотят, чтобы рядом с их раздутым эго стояло беспристрастное число. В про-туре немало игроков, считающих себя большими величинами, которые навряд ли смогут когда-либо собрать 100 очков, что уж там говорить о 200, и, конечно, они не хотят выставлять это напоказ.

Вы бы хотели, чтобы в США проводилось больше турниров по стрейту?

Да, конечно. Я бы не отказался, чтобы все без исключения турниры разыгрывались именно в стрейте. Побеждали бы всегда только действительно лучшие профи, и мне хочется верить, что среди них мог бы оказаться и я.

А доводилось вам играть в стрейт на 8-футовом или даже 7-футовом столе?

Да, в 2009-м на выставке Super Billiards Expo я собрал 182 очка на 8-футовом столе, играя чужим кием и без перчатки. Играть в стрейт на 8 футах — нет ничего проще! Такой стол достаточно мал, чтобы делать некоторые элементы игры простыми, но в то же время его размера хватает, чтобы обеспечивать достаточное пространство для игры. Например, достать подбойный шар удобно из любого положения.

Что-нибудь добавите в завершение нашей беседы?

Знаете, о чем я по-настоящему мечтаю — чтобы какая-нибудь промоутерская компания спонсировала мои поездки по стране, в которых я посещал бы различные бильярдные, делая попытки побить рекорд Вилли Москони. Мечтаю ездить с показательными выступлениями по стрейту, подобно Москони. Вот это был бы настоящий драйв. Как бы мне хотелось это осуществить!


Все права на публикацию принадлежат AzBilliards, русскую версию текста — ProPool.ru. Перевод с английского – Михаил Каблуков. Перепечатка возможна, только с письменного согласия правообладателей.

Интервью

Статьи о игроках

Школа

Исторические артефакты

Авторы