Константин Степанов: накануне отъезда в Кардиф

01 июля 2003

Итак, 28 июня, Москва, клуб «Империя». Поехали. Костя сразу берет инициативу на себя.

Константин Степанов

Наверное, первый вопрос, как я начал играть, да? Как докатился до такой жизни. Началось все с домика в деревне. Там стоял, лежал, иногда висел на стене — маленький столик такой с металлическими шариками производства какого-то подшипникового завода. «Красный витязь», наверное, он назывался... Это — начало процесса.

Потом папа мой заинтересовался — после того, как посмотрел передачу «Бильярд в половине двенадцатого». Была такая передача с Маслаченко, шла она реально в половине двенадцатого. В какой-то момент отец притащил меня в «Русскую пирамиду», буквально за уши. Там меня Митасов подсмотрел. Я тогда маленький совем был, мне десять лет было, и четыре или пять лет я там отзанимался, как все дети занимаются в детских школах — без каких-либо целей, задач и т.д. Просто детское развлечение было — я туда приходил раза два в неделю. Играл очень ограниченное количество времени — детская школа была с 10 до 2 часов.

Потом я узнал про какие-то мероприятия спортивные, начал ездить на турниры. Когда я занял на одном турнире третье место, мне дали поощрительный приз за то, что я был самым маленьким участником — и с этого все началось. Понятно, когда в юном возрасте появляются какие-то достижения, это очень интересно, и начинаешь развиваться в этом направлении очень активно.

А я в это время параллельно занимался еще дизайном, рисовал, настольным теннисом одно время увлекся. Были у меня определенные планы, мог поступить в Строгановку, стать каким-нибудь творческим персонажем. Не случилось.

А потом перешел в «Империю» — после того как выграл машину «Оку» на новогоднем турнире. Продал ее сразу же занявшему второе место за 3000 долларов, раздал деньги родителям, брату, съездил в Финляндию, купил велосипед. Погулял, короче, как всякий ребенок.

Пришел в «Империю», начал тренироваться — но это все еще бездумно было. До тех пор, пока не появились очень ощутимые результаты.

Всерьез все началось с юношеского чемпионата Европы-2000, я думаю. Мне 16 лет было. Нас Лев (Ярославцев, управляющий «Империи», председатель Ассоциации бильярдный конгресс) потащил в Киев. В этот период у него появилась Идея, он наладил кучу контактов. С Йоргеном (Сэндманом), через него — со всеми европейскими ассоциациями. Мы, например, в Польшу ездили на неделю — тренировочные сборы такие были. Надо было продвигать себя, хотя бы какие-то первые шаги делать.

Короче, на чемпионат Европы мы приехали, посмотрели как баран на новые ворота на персонажей. А в тот год был крайне сильный состав. Не знаю даже, как описать. Если взять первую десятку и поставить во взрослый Евротур, не будет особенной разницы между юниорами и взрослыми. Молодые и в Евротуре будут такие же позиции занимать. Просто катастрофически сильный был состав. Немцы сильные, греки — нереально играли. Лично я не имел понятия, что вообще можно с ними сделать.

Мне сразу в голову пришло сравнение — чемпионат Максимов Сталевых. Они в среднем как Макс играли. А тогда строгая иерархия была — Женя Сталев, Макс, и дальше все остальные. Для меня чемпионат просто был чудом: юниоры, которые шпилили на грани фантастики.

Правда, на следующий год многие отошли, и в 2001 году я занял уже второе место. С этих впечатлений все и началось. Я стал тренироваться усиленно. Только тогда осознал — потому что смысл происходящего понимаешь только когда достигаешь каких-то целей.

Потом в Питере на Кубке России я выиграл у Ральфа Суке — это вообще переворот был, крышу сорвало нафиг, три дня ничего не соображал. Я у него в финале выиграл 11-10. На мандраже забил последнюю девятку, не видя ни луз, ни шаров. Попал битком в две губы бортовой лузы при этом, чуть с ума не сошел. Отличные были впечатления. Я потом три дня просто осознавал постепенно, что я сделал. А когда все в голове улеглось, я понял, что перешел на качественно другой уровень игры.

Я просто понял, что основное в игре — психология. Техника ведь так или иначе развивается. Через два-три года тренировок ты технически можешь выполнить любой удар, на этом уровне имеет значение только психология.

Pro: Давай к нынешнему сезону. Не зря ж ты на чемпионат мира едешь.

Нынешний сезон. Возникает, действительно, вопрос — почему я? Есть ведь Женя Сталев, который участвовал предыдущие два года, и хоть не стал сенсацией, но в группах занимал очень хорошие места. Единственный его минус — стремление к деньгам, подвел его. Есть такой пунктик. Я лично считаю, то, что он ставит во главу угла деньги — его большой минус. Его умение — для него это лишь банальный способ заработка.

А я получаю огромное удовольствие от игры, это для меня смысл жизни. Сейчас я понимаю, что уже не смогу жить без бильярда.

Сталев не ездит на соревнования ранга чемпионата Европы, потому что там нет денег. Бред, на мой взгляд. Ведь есть же какие-то вещи и выше денег. От него ведь ничего почти не требуется. Не понимаю я его.

В общем, отчасти из-за того, что Женя не ездил на чемпионат Европы, я занял от России высшее место по рейтингу, прошел по квоте европейской федерации на чемпионат мира. Хотя, строго говоря, в Европе я выступил не очень хорошо. Были очень интересные игры — скажем, в «Девятку» с Алексом Лели и с серебряным призером 2001 года Саша Спечиа.

Но вообще 14.1 и «Девятка» мне удались. Ни там ни там я особых мест не занял, но свои достижения были.

Я, например, в турнире первый раз собрал 87 очков в «Стрейт» с кия. На тренировке у меня сейчас рекорд — 168. Но на турнире-то совсем иначе. Там короткий сет до 125, и у тебя фактически одна только возможность сделать длинную серию. А тут я один раз сделал 87 и еще несколько раз по 70 с лишним. Это был результат. Конечно, я знал, что могу, но всегда остается неуверенность, пока не получишь подтверждение.

В обеих играх, которые я проиграл, мне не повезло. Я просто к столу не подошел, не было шансов. Стефан Селлберг снес все за два подхода. Когда я первый раз подошел к столу, счет был 80-0. Я забил 6 шаров, и не докатил до лузы очередного шара, потому что перед этим сидел просто полчаса как дебил и смотрел, как он шары забивает. Недочет, конечно, нужно не обращать на это внимание. Тем не менее — эти ошибки я уже проработал, все обдумал и проанализировал. Но в тот момент не смог собраться — и второй серией он закончил.

Потом я играл с Фабио Петрони, подошел к столу после того, как он промахнулся. Но к этому моменту счет уже был 112-0, а в первый раз он меня пустил к столу после отыгрыша, разбив пирамиду и приморозив к ней биток. Сделать что-либо просто нереально. Я тогда отыгрался — очень хорошо, максимально хорошо. А Фабио забил сумасшедшую комбинацию через три шара. Правда, последний стоял в лузе — короче, он его уронил и продолжил. В общем, счет 112-0, и, понятное дело, я опять не смог.

А те игры, которые выиграл — взял очень уверенно. В матче против Урса Фюрера отставал где-то 110-40 и выиграл в итоге. Помню, я очень хотел в туалет — но организаторы не давали. Я спрашивал: можно сходить-то в туалет? Нет, вы знаете... Потом — на «Восьмерке» и «Девятке» — разрешили, но с судьей. А на «Стрейт-пуле» запрещали. И я начал очень быстро играть, желание идти в туалет, конечно, пропало, когда эйфория накатила. В итоге я просто задавил его.

А «Девятка» — это вообще было супер, мне очень понравилось. Я проиграл Ортманну. Просто ничего не смог противопоставить, получилось так — он вообще не ошибался. Задавил меня. А вторую игру я проиграл поляку Бабице. Там были шансы... не знаю, честно говоря, почему проиграл. В следующем году буду исправлять все ошибки.

А у Лели выиграл, очень интересно было. Он выиграл раскат, сделал мне две с кия, потом он ошибается — и я ему даю в ряд девять партий. Все было практически с кия — один раз я отыгрался, насколько помню. Очень хорошо отыгрался. Там с разбоя не было игровой позиции. Еще, помню, была одна ошибка, не помню какая, но он не смог ей воспользоваться — счет был уже 7-2. Он тоже мандражнул — и я увидел в нем сразу человека. Ведь когда эти люди перед столом, а ты сидишь и смотришь на них со стороны — они же жутко страшные. А когда ты их давишь девятью партиями подряд, они становятся вполне обычными, такими же как ты и любой другой человек. Другое дело, что до этого тоже надо дойти, и как раз это очень тяжело, очень долгая дорога.

Вторая игра — не скажу, что точная копия, но по крайней мере очень точная пародия на игру с Лели. Играл с Саша Спечия — вся разница, что он три с кия собрал. А потом я ему дал девять в ряд. Он в прошлом году занял второе место по «Девятке», уступил в финале Ортманну. Я тогда в командном турнире ему проиграл 9-1, а в этом году раздавил просто в хлам.

Pro: Я как-то играл с тобой в рейтинговом турнире, и я сам увидел твой уровень игры. Постоянная концентрация — ты ведь просто как машина складываешь. Тяжело такой уровень концентрации поддерживать на протяжении, скажем, сета в «Девятку»?

Понятное дело, что раз на раз не приходится. Здесь имеет значение то, что происходит у тебя в голове. Уровень-то растет со временем. Но я, например, могу проиграть 3-2 Кристине Дубинской. Ну просто сделал две ошибки — не понимал совершенно, что я делаю, не видел игры. Играл как если бы вернуть меня на три года назад да еще и на мандраже жутком. Вот это будет тот уровень, который я показал в игре с Кристиной. А на следующем турнире я снес вообще всех — на форе 8-3, 8-4. Вообще не дал шансов, разорвал всех на тряпки — такая эйфория была.

Кроме того, это во многом зависит от стоящих перед тобой задач. Но профессиональный спортсмен обязан иметь очень стабильные показатели. Есть вещи, на которые он не имеет права. Он, например, не имеет права ошибиться в трех шарах, не имеет права не поставить определенную маску. Все мы люди — но у меня это подкреплено очень сильной техникой, я очень много тренируюсь на маленьких лузах.

Pro: А сколько ты «Девяток» с кия сносил?

Вот это, пожалуй, единственное, над чем я специально не работал. Просто не ставил себе такую задачу: непременно разбивать девятку и собирать ее с кия. А на турнирах, конечно, не так много собирал, в основном потому что у меня чуть-чуть страдает разбой. Да, мне так кажется, готов в этом признаться. Думаю, он должен быть идеально отработан, чтобы хотя бы 5-6 партий подряд у тебя вставал первый шар на игру и что-то падало. Это неимоверно тяжело, нужно постоянно контролировать биток. Но, думаю, если задаться целью, как в «Стрейте», то, думаю, в «Девятку» я сделаю достаточно много. В «Стрейт»-то я поставил себе цель и 80 сложил. А насчет «Девятки» я даже, честно говоря, не помню.

Три-четыре, думаю, но не больше пяти-шести уж точно. Впрочем, это как считать. Можно ведь сказать, что я и Лели собрал с кия — потому что выиграл девять кряду. Но по-нашему даже если я отыгрался, а он ударил из маски и сделал фол — это ведь уже не партия с кия. А серийных побед, конечно, много. Я и по двенадцать и по пятнадцать партий подряд выигрывал.

Pro: С кем тебе из шпилей мирового класса доводилось лично общаться?

Мне лично очень нравится Ральф Суке. На мой взгляд — один из лучших людей вообще. При его-то достижениях можно было давно улететь в космос и никого к себе не подпускать. А он в правильную позицию себя поставил. Хотя он имеет право на большее, он всегда себя ведет по-человечески.

А Ортманн, скажем, совсем другое дело, хотя он мне тоже нравится. Он тоже выиграл, я думаю, все что можно, и тоже имеет на все право — хоть он и не такой титулованный игрок, как Суке. Но он, напротив, изображает из себя нечто абсолютно недоступное, божество какое-то. За ним просто забавно понаблюдать. Очень интересно себя ведет, будто он выше всех. Но не нарочито — типа «идите вы все на» — а просто, видно, что-то врожденное. Это тоже мне нравится. Ведь когда ты играешь с ним, а чаще просто смотришь на его игру, ты вдруг понимаешь, что играешь со стеной. А со стеной-то очень сложно играть. Как с ней играть-то, со стеной... которая не ошибается.

А больше всех в бильярдном мире я не люблю Стриклэнда, хотя его манера игры мне нравится больше всего — за счет того, что он крайне агрессивный игрок. Но поведение... Я столкнулся с этим в Америке, играл с ним на маленьком турнирчике. Он в итоге занял второе место, проиграл Парике. Как он себя там повел, я даже не буду описывать. Мне просто противно. Он начал мне проигрывать и стал вести себя совершенно неадекватно, не так, как полагается чемпиону миру. Я просто поверить не мог. Он разговаривает с публикой, постоянно упрекает тебя в чем-то... Поведение не из лучших.

Но ему надо отдать должное — так шпилить... Может, конечно, себе позволить, но мог бы быть и попроще.

А филипиносы — вообще супер ребята. Настоящие отморозки, и это мне очень нравится. Все, причем. Заводные ребята, открытые, доступные, прикольные очень. Похожи все на продавцов арбузов, их не различаешь, кажется — общая масса. А потом они встают к столу и ты понимаешь, где эти кренделя, а где общая масса.

Очень общительный Парика — отличный персонаж. Это, пожалуй, больше детское наивное пижонство, чем такой пафос, как у Стриклэнда — звезда, к которой ни на какой козе не подъедешь. А Парика больше по-доброму хвастается.

Между прочим, он считается вообще лучшим игроком на деньги, непревзойденным. Думаю, что это игрок масштаба Эфрена Рейса. Только если Эфрен это доступная личность, играет на всех высших турнирах, ездит по миру, то Парика больше теневой. Ну, скажем, ты часто слышал фамилию Парика? А он ведь очень, очень сильный игрок. Как нам сам Парика рассказывал, Стриклэнд у него не выигрывал.

Pro: Я просматривал фотографии 2001 года из Токио, у меня сложилось впечатление, что ты на короткой ноге с Бустаманте, Рейсом...

Нет, на самом деле мы просто ходили есть в гостинице. А та фотография с Бустаманте — на них ведь смотришь, об них трешься, привыкаешь к ним за неделю. Мы пришли покушать — раз, рядом подсаживается Бустаманте. Ну нас и сфотографировали. А особо мы не общались.

Pro: А с Парикой ты где пересекался?

Много мы с Парикой общались, когда по Америке ездили. Так получилось — переезжали с одного турнирчика на другой и постоянно пересекались.

По сравнению с Америкой все остальное как-то низковато. Я бы не сказал, что совсем болото, но скучновато. Америка — это постоянное движение, стремление в бесконечность. Безостановочные турниры, на которых разыгрываются достаточные деньги, чтобы можно было очень неплохо жить. Ну и просто интересно. Расписание так сделано, что турниры проходят один за другим в соседних местах — можешь по восточному побережью кататься, а можешь по западному. И участвовать постоянно в турнирах. За первое место где-то 2-3 тысячи долларов, такого плана турниры.

Pro: Про Америку мы еще поговорим. Давай, наконец, про WPC, а то нас читатели загрызут. Как ты своих соперников по группе оцениваешь?

Думаю, Уоррен Кьямко — самый сильный в группе. Думаю, он будет в первой двойке по результатам группового турнира. Полагаю, Стив Дэвис не будет в двойке — такое у меня ощущение. Я видел его игры некоторые — как может снукерист смотреться рядом с грандами пула. Понятно, что он будет не в своей тарелке. Сам я, конечно же, планирую попасть в первую четверку и пройти в финальную часть. Основная задача.

Но вообще задачи ставить крайне тяжело. Почему? Я участвовал в US Open, участвовал в чемпионатах Европы, но чемпионат мира для меня будет первый. Он действительно первый в мире по рейтингу, это самый важный титул, который вообще может получить игрок в пул. А когда едешь на чемпионат, в котором не участвовал, тяжело ставить конкретные задачи. Ведь ты там не был, ничего не видел, не знаешь условий, специфики.

Например, Женя Сталев мне рассказывал о таком нюансе. В Кардиффе, например, чуть-чуть трясутся столы, потому что все, кроме главного стола для TV, все стоят наверху за трибунами на своеобразных лесах. А это ведь подвижная конструкция — не явно подвижная, но когда ходишь, видно, что шары слегка трясет. И даже у Стриклэнда в финале это было — хорошо видно на трансляции, когда он тянулся за шаром, облокотившись на стол, четверка отошла чуть от борта и обратно встала.

А наверху, как мне рассказали, для этого даже облокачиваться на стол не надо — ты просто целишься и видишь, что у тебя биток трясется. Вот такого плана тонкости.

Другой момент: освещение. За счет того, что там очень сильное освещение, которое нагревает сукно, раскат становится сильнее. Учитывая, что столы там абсолютно новые, раскат там будет совершенно сумасшедшим. А здесь, в «Империи» подвал, сыро. Я думаю, на своем тренировочном столе перетяну сукно, поставлю как на русском, оно быстрее. Как-то приближу.

Потом, опять-таки, атмосфера. Такие нюансы, как, скажем, одна игра в день. Это очень много значит. Когда ты играешь одну игру в день до пяти побед — это тяжело. Как правило, люди перегорают быстро. Нужен опыт таких игр, и те, кто играет по десять лет, вроде Кьямко, Дэвиса или Драго, имеют преимущество.

Pro: А кого ты из группы знаешь, с кем играл?

Знаю всех. В принципе. Ну, кроме человека с Сингапура. И этот Ричард из Арубы... Я, если честно, не представляю даже, какой это континент.

Я играл с Реймерингом. Правда было это давно и неправда. В Питере это было, я маленький был. Тогда казалось, что мне так играть не грозит даже в преклонные годы, даже если я буду стоять за столом по 10 часов в день. Будто божества приехали какие-то, так было страшно.

Неплохой игрок, но если учитывать, что он не входит в пятерку в Германии, можно с ним совершенно спокойно сражаться. Да вообще, конечно, сражаться здесь можно со всеми. Кроме того — поочередный разбой, сет до пяти побед. Мало ли что.

Pro: Скажи, чем турнирные игры от денежных на больши куши отличаются качественно?

Если параллели провести, то это, наверное, как большой теннис и настольный. Совершенно разные вещи.

Турнирная игра — это в первую очередь игра психологии, нервов и личностных, волевых качеств. Очень короткая, разовая. Бывают турнирные игроки. Я, скажем, себя отношу именно к турнирным игрокам. А бывают денежные игроки — скажем, как тот же самый Парика.

Денежная игра — это часто игра на выносливость, бой на смерть. Когда люди играют 10-ahead, до разницы в 10 побед, это может длиться и сутки, и двое, и трое. Там уже идут в ход допинги и тому подобное.

Это более грязные вещи, имеют очень малое отношение к спорту, но в то же время это жутко интересно. Я думаю, бильярд без игры на деньги скучен. Именно вокруг этого и есть весь экшн.

Помимо того, что есть спортивные титулы и т.д., есть, скажем, такие как Парика — теневой игрок. Но с ним не играет даже Эфрен, потому что ему запретили спонсоры. Чтоб не портить репутацию. Слух, как обычно, но мне говорил это не один человек. Да с Парикой вообще не играет никто на деньги.

Pro: А как тебе в Америке?

Там есть свои личности. Очень интересно просто понаблюдать: там и примороженных выше крыши, и заводных, и теневых, темных лошадок. Это как кино. Америка — это кино в чистом виде. Мне очень хочется туда — я влюбился в эту поездку, когда в сентябре туда скатался. Не знаю, где еще может быть так интересно, как в Америке.

Америка — это игра на деньги. Там при мне люди сводились по 100, 200, 300 долларов за партию — это сущие копейки. Женя при мне играл по 500 долларов за партию «В одну лузу». Люди ведь приходят в бильярдную поиграть.

Понятно, что всегда будут акулы и мелкая рыбешка, которую будут жрать эти акулы. И всегда деньги будут именно у хищников. Но сама эта процедура очень, конечно, интересна. Очень завлекательна.

Там Пагулаян играл при мне долларов по 200-300 за партию «В одну лузу». Они очень быстро кидались сотенными банкнотами.

А для нас очень большое значение имеют финансовые вопросы. Так как спонсирование пока на таком уровне, что лучше его вообще не обсуждать. Хотя, может лучше как раз и пообсуждать, чтоб оно хотя бы как-то могло зарождаться. В общем пока спонсирования вообще нет, все это на энтузиазме. Грубо говоря. Нет возможностей даже просто играть на деньги. Когда ты сводишься на те деньги, которые тебе даны, чтоб ты платил за гостиницу и ел, не имея гарантий что ты выиграешь, это тяжело.

Мы, например, засадили 500 долларов с Гришей (Зимой) пополам. Я кричал ему, давай Гриша, ты все равно сильнее него играешь! На полном серьезе — когда я смотрел на игру соперника. Потом Гриша сказал, что он устал, Костян, давай отбейся за меня. Он мне сказал еще, давай, ты все равно лучше него играешь, но выпроси форишки, он тебе даст. В итоге он нам дал форы, как это ни странно. Я сказал, да, я сейчас с ним разберусь — а подумал, что все уже нормально, деньги отыграли, и еще можно будет загрузить потом. И я проиграл ему еще 250 баксов.

Человек не ошибся по отыгрышу вообще ни разу. Он ставил маски, как будто это у него в крови, как будто когда его родила мама, он сам был в маске. Потом это оказался Чавес — чемпион Мексики по трехбортному караболю, который играл рядом с нами. Там вот таких картин навалом сплошь и рядом.

И в то же время можно подойти к скучающему любителю. И если ему скучно, он с удовольствием сыграет по 50-100 долларов, не обламываясь.

Просто 50 и 100 это минимальные ставки там, и любой любитель всегда сыграет. Америка вообще это страна денег, больших возможностей, и там все очень прикольно и интересно.

А мы просто не смогли это ощущать, потому что не было возможностей финансовых. В это все упирается, как правило.

Конечно, можно на этом сильно заморачиваться, как Женя, но можно идти и по спортивной части. Я считаю, что я не много теряю, не зарабатывая всех денег, в чем-то ущемляя себя финансово. Я просто получаю от этого удовольствие.

Pro: А как тебе бильярд в России? Помимо спонсорства.

При нынешнем состоянии, я думаю, что перспективы у этой игры большие. Я не просто так думаю, я уверен — и готов поставить на это очень многое.

Нация с таким менталитетом, как наш... У нас он совсем не европейский, не прагматичный, он непредсказуемый, взрывной. В чем-то близкий тем американцам, которые зажигаются игрой на деньги. Нам это тоже близко. Игра, азарт — это интересно, динамично.

А пул — это супер, это удобно. Можно стол поставить в любом месте, параллельно пить чай, кофе, пиво — зависит от того, чего ты хочешь от этой игры.

Бильярд, очевидно, будет развиваться и у нас. Просто прошло еще очень мало времени. Взять тех же американцев — у них в клубах висят вывески из газет начала 20 века, кии в разрезе, какие-то новые разработки — в начале 20 века.

А у нас — 5 лет назад прошел первый турнир по пулу. Понятное дело, что сравнивать просто не с чем пока. Но тенденция есть. Просто так ее увидеть невозможно, но, посмотрите, сколько народу на последние 5 лет стали играть в пул. Я имею в виду совсем не профессионалов и не тех людей, которые ездят по турнирам. Просто люди, которые получают от этого удовольствие — школьники, студенты. Пул — молодежная игра, и у нее есть все шансы на успех.

Понятно, что сейчас этим не зажгешь тех же самых спонсоров. Пока нечем. Пока будем жить на одном энтузиазме и получать от этого удовольствия. И говорить спасибо за то, что мы есть и что кто-то этим занимается. Думаю, придет время.

Всегда ведь приятно быть основоположником. Женя, я считаю, первооткрыватель этой игры в России. Он будет всегда легендой.

Pro: Кстати, ты как-то упоминал, что играл с Женей в «Стрейт» на форе.

Да, чего-то было такое, я у него выиграл, потому что сносил по 40 тогда с кия. Это было давно очень. Я тогда активно играл в «Стрейт».

Я думаю, что если бы Женя не распылялся и тренировался только в пул, он был бы великим игроком. Но перед ним стоит проблема денег. Я его понимаю: у него семья, дочка, его женщина, мама, папа. Всех их надо кормить и, помимо этого, еще ездить в Америку и играть там в пул. Сама поездка стоит порядка 3-4 тысяч долларов. Можно на эти деньги купить машину. Или съездить в Америку, чтобы получить еще один уровень опыта. Нужно выбирать, решать.

Я, например, год уже хожу пешком — моя машинка разбилась. Нет вариантов, потому что пул для меня на данный момент важнее.

Стоит сейчас отдать все те возможности на развитие этого и потом собирать плоды. По-моему, это лучше, чем сейчас стремиться купить себе машину, квартиру, сидеть с нажитым и ничего не уметь.

Pro: Кроме «Девятки» и 14.1 тебя какие-то игры еще увлекают?

Все. Все очень-очень интересно — «В одну лузу», «Стрейт», «Девятка», очень интересна «Восьмерка». Очень люблю «Восьмерку». Она хоть и чуть попроще, но... В прошлом году на чемпионате России по «Восьмерке» выиграл в финале у Макса Сталева, снес ему в конце три с кия. Выиграл партию и потом три собрал с кия. Играли до 9 побед, я проигрывал 5-8. Видение игры очень интересное — там свои позиции.

В каждой игре, понятно, есть свой смысл, разные правила, совершенно разные задачи. Настолько разные, что «В одну лузу» и «Девятку» нельзя совмещать вообще. Если ты играешь «В одну лузу», ты не будешь играть в «Девятку» и наоборот. «Одна луза» и «Девятка» — это как «Сибирка» и «Американка» в русском бильярде. Наступление и тактика. Невозможно — это парадокс — нельзя играть во все игры сразу. Эфрен может играть — понятно, это уже самый высокий уровень, какого только может достичь человек в бильярде. Но таких единицы.

А в общем случае, когда ты играешь «В одну лузу», надо учитывать другие принципы. «Одна луза» — это как «Сибирка», один в один как «Сибирка». Там совершенно другая тактика, надо учитывать вероятность забивания шара, там нельзя играть некоторых шаров, когда они стоят на игре и даже когда они стоят в твоей лузе. Надо все равно отыграться. Там очень тонкий расчет. На 5-7 ходов вперед. Эта игра безгранична.

А «Девятка» — просто техническое выполнение, собирание. Если ты будешь играть «В одну лузу», ты не будешь забивать шары, если ты не будешь забивать шары — кто ты такой в «Девятке»? А если ты просто забиваешь шары, то в One Pocket тебя причешет любой дедушка в Америке.

В «Девятке» тактика не особенно богатая. Тактика там это отыгрыш и контроль двух шаров — битка и прицельного. Стоит задача чужой ставить не на игру — чтобы он не игрался. Даже если ты не ставишь маску. И далее — либо биток прятать за шар, либо прицельный шар прятать. Однообразие, согласись.

Pro: А вот ты лично маски отрабатываешь?

Конечно, на все есть свои упражнения. Наступательная игра — это не повод, чтобы игнорировать отыгрыши.

Такой пример удара — я обозвал его Стриклэнд-шот. Я видел этот удар в Америке, он меня очень поразил. У Эрла биток стоял на борту, а прицельный и шар, за который он мазал биток, почти вплотную друг к другу. Он делает сильный удар с борта, попадает ровно в лоб в прицельный шар, который делает три борта, а биток при этом прокатывается ровно на то место, где стоял чужой — 3 сантиметра. Он делает это на сильном ударе и контролирует вот это движение битка на 3 сантиметра. Все это отрабатывал он, я не скажу точно сколько времени, но очень долго. Даже он — человек, который играет очень агрессивно — без тактики просто не сможет.

Любой минус в твоей игре — и ты уже не доплываешь, не дотягиваешь до уровня. Надо соблюдать баланс, и при этом можно делать упор на что-то. Скажем, Костя (Золотилов) делает упор на тактику — играет иной раз даже слишком прагматично. Но это его стиль.

Так или иначе — сначала надо научиться собирать шары. Что проку ставить маски, если ты не собираешь шары? Понятное дело, сначала надо научиться просто собирать это все с кия, чтобы был смысл. Ты ставишь маску и ты должен знать, что потом ты поляну соберешь, если соперник из нее не выйдет. Или даже если попадет, но встанет удобная позиция — и все, ты выиграл партию. Вот когда появляется эта уверенность, ты уже начинаешь работать над тактикой, как я сейчас. Углубляться в какие-то определенные аспекты. Понятное дело, что на чем-то одном не выплывешь, даже если ты делаешь это лучше всех в мире.

Pro: Ты говоришь, у тебя агрессивный стиль игры. Можно поподробнее?

У меня открытый стиль игры — я играю больше на runout, чем на тактическую игру. Я агрессивнй игрок, люблю движение. Не могу, например, играть медленно.

Я даже замечал за собой одну вещь — и это мне уже не один сет стоило. Приходят в голову ненужные мысли. Например, надо прагматично додавить, довести сет до конца, забив оставшиеся 5-6 шаров, а я начинаю выпендриваться от того, что я получаю массу удовольствия. Это буквально «впирает», такая энергия необъятная, неописуемое ощущение.

Бывает, играю на зрителей. Ясное дело, есть большая разница между тем, когда вокруг стола стоит толпа, особенно на турнире, и тем, когда я один в клубе в 10 утра тренируюсь за вторым столом, когда даже музыка выключена. Я люблю делать приятное, и если я чувствую, что людям нравится то, что как я играю, я начинаю подпитываться от них энергией, меня буквально разрывает на части.

Сам иногда не могу за собой уследить — срывает башню, меня начинает нести, я с ошалелыми глазами сношу все с кия. А на следующий день я сам не понимаю, как я забивал такие шары. Причем приходит такая невероятная уверенность, понимание игры... Можно назвать это куражом, но, если говорить строго, это намного выше. Я играю именно ради этого ощущения. Ради тех ощущений, которые приносит победа, того, что чувствуешь, когда стоишь у стола. Это неописуемо. Думаю, все играют на публику.

Pro: OK, Костя. Повестка дня исчерпана. От всей души желаем тебе удачи тебе на чемпионате мира!

Интервью

Статьи о игроках

Школа

Исторические артефакты

Авторы