Константин Степанов: Derby City Classic

18 февраля 2013

В конце января Константин Степанов вернулся из США, где принимал участие в Derby City Classic. Pro-редакция в лице Владимира и Михаила встретилась с Костей, чтобы узнать о его впечатлениях от первого в карьере выступления в легендарном турнире.

Pro: Ты достаточно давно собирался на Derby, но все никак не получалось. Каким образом на этот раз наконец-то срослось?

Собирался я действительно давно, ни много ни мало лет десять, с тех пор как вообще узнал о существовании такого турнира, о его формате. Мне сразу захотелось там побывать. Но до сих пор проблема была в том, что по срокам Derby приходился на первые числа января — авиабилеты слишком дорогие, да и вообще время не самое удачное, Новый год. Плюс к этому, разумеется, финансовые причины. В этом году с деньгами вышло удачно, потому что в конце 2012-го турниров было мало, пару крупных соревнований отменили. Турнирный пробел нужно было заполнять, сроки Derby City сместились, в общем, всё получилось удачно. Да еще и с визой история вышла, я же собирался ехать в Штаты еще в сентябре, на US Open по «девятке», но в результате получил я визу только в декабре, и раз уж она есть, нужно было ее открыть.

Константин Степанов

Константин Степанов

Pro: Расскажи, если возможно, о расходах, с которыми сопряжена поездка. Думаю, нашлись бы еще желающие отправиться на DCC, будь то в качестве участника или зрителя, и им было бы полезно представлять, на какие затраты рассчитывать.

Стоимость авиабилетов зависит, как обычно, от времени их покупки, чем дальше от даты вылета, тем дешевле. Вполне реально выбрать рейс с не слишком большим количеством стыковок в пределах тысячи долларов. Естественно, совсем без пересадок не обойтись, потому что в маленькие городки, подобные тому, где проходит DCC, прямых рейсов нет. Еще 600 долларов — турнирные взносы, ну и плюс проживание и питание. Нужно иметь в виду, что разнообразием питание не балует, территория гостиничного комплекса с казино, являющаяся место проведения турнира, — закрытая территория, вокруг которой ничего нет, то есть выйти оттуда особо некуда. На 10 дней это еще 500, плюс проживание — в общем, если округлить, то примерно 3 тысячи. Это если без излишеств вроде покупок киев или аксессуаров, без которых навряд ли возможно обойтись.

Pro: Говорят, будто в целях побуждения к участию в турнире организаторы устраивают так, что стоимость зрительских билетов совпадает с ценой взноса игрока, то есть выгоднее приехать участником, нежели чем зрителем?

Да, есть категория тех, кто приходит исключительно как зритель, им выдают специальные браслеты. И строго следят, чтобы внутри были либо игроки, имеющие специальную карту, либо те, кто купил этот самый браслет. Причем если речь идет о финальных стадиях, то это действительно довольно накладно выходит. Наверное, именно по этой причине больше всего народу заявляется на первый турнир из трех — по «Дуплетам», в этом году порядка 400 человек ко второй дисциплине, «Одной лузе», сократились человек на сто где-то. Многие просто уезжали по разным причинам, в том числе и те, кто приехал исключительно поиграть в «Дуплеты», что меня просто поражало. Дело в том, что в тех окрестностях самая популярная игра не «Девятка», «Восьмерка» или «Одна луза», а именно «Дуплеты». Можно сказать, что в Кентукки в эту игру играют так много, как у нас играют в русский бильярд.

Pro: Ну вот мы плавно подошли непосредственно к «Дуплетам», расскажи поподробнее о своем опыте этого DCC. Ты, разумеется, достаточно искушен технически, и самые разные дуплеты для тебя не представляют такой уж большой сложности, но какова специфика именно конкретной игры в целом? Ведь до сих пор никаких спаррингов в непопулярные у нас виды ты получить не мог.

Приходилось ориентироваться по ходу турнира. Хорошо, что это произошло уже к третьему матчу, потому что первые два сета я сыграл, не понимая происходящего и просто забив всё. Любопытно, что как раз когда я начал разбираться, что к чему — тогда и начались затруднения. Если в первом матче я просто бросался на все и забивал, то к третьему стало понятно, что дальше с такой тактикой будешь, образно говоря, публично казнён, потому что с каждым следующим раундом соперники всё сильнее.

При этом чем больше ты начинаешь играть «от защиты», тем слабее становится твоя атака, в этом и есть специфика «Дуплетов». К тому же на мандраже каждый удар становится очень сложным из-за скованности. Всё же дуплеты мы играем по ощущениям, и на тренировке это делается в расслабленном состоянии. Турнирное волнение порождает зажатость руки и неуверенность в углах — и в отличие от простой игры шара по резке, на который можно собраться усилием воли, это заставляет мозг начать перепроверять резку, углы и так далее, что не есть правильно, потому что интуитивное чувство пропадает.

Играть по выходу можно только самые простые шары, в остальных случаях игра ведется по отыгрышу. И концовки некоторых матчей по времени не уступали иным партиям в «Одну лузу», минут по 40-60 они могут катать, пока один не забьет эти 5 шаров. С точки зрения стратегии большим преимуществом является разбой. Если игроку удалось забить шар с разбоя и есть возможность забить простой шар, он получает шанс сразу заковырять еще 2-3, и это довольно весомый задел на всю партию. Если сразу этого не происходит, то начинаются «покатушки», и самые сложные позиции, когда на столе остается 1-2 шара. Тогда перекатывают их, как в «Одной лузе», пока кому-нибудь не повезет меньше соперника. В концовке никто, как правило, не «ныряет» на сложные шары, хотя и знают, как их играть.

Pro: Помнишь ли своего второго соперника по «Дуплетам»? Это был Стив МакАнинк.

Не могу вспомнить кого-то конкретно, ведь я провел 18 встреч в трех дисциплинах, и почти все соперники были мне не знакомы. (смотрит на фото) А, вот о ком речь! Кстати, очень сильный игрок, с ним была настоящая битва, и я был в концовке в шаге от поражения.

Pro: Неудивительно, ведь МакАнинк — финалист 2003 года по «Дуплетам»!

Понятно. Очень сильно играет, и я его поборол лишь с помощью очень непростого удара с подбоем двух шаров, которым я просто вскрывал всю позицию, и отдавал ее в случае промаха. Вероятность прохождения такого удара, что я играл, менее 50%, но в тот момент мне представлялось, что его нужно играть. Еще вспоминаю, что этот игрок весь сет возмущался, что мне проигрывает; теперь понятно, почему.

Pro: Много ли удалось увидеть каких-то особенно зрелищных ударов, 3-4 борта ведь в «Дуплетах» не редкость?

Да, есть некоторые типовые удары, как и игроки, которые их отлично знают. Но игра на Дерби проходит на столах Diamond, а у них есть некоторые особенности отскока шара от второго-третьего борта, которые часто мешают игроку, не привыкшему именно к таким столам. Diamond несколько заужает, хотя в целом играет более правильно, чем другие...

Pro: А насколько строгими были лузы?

Достаточно строгими, но при этом приемистыми: иногда даже попав в борт на расстоянии полутора бриллиантов от лузы, шар падал. На некоторых столах борта были очень пружинистыми, что, с одной стороны, заужает отскок, а с другой, разгоняет шар. Это происходило на более старых столах, и там, бывало, шар «закусывало», а вот тех, что поновее, почти всё проваливалось.

Pro: А каков вообще внутренний антураж, там ведь, судя по онлайн-трансляциям, есть как единый большой холл для множества столов, так и отдельные помещения, оборудованные в игровые комнаты на один-два стола?

Это огромный гостиничный комплекс, гостиничное здание отделено от игорного длиннющим коридором, по которому ездит электромобиль, перевозящий особо раздавшихся вширь американцев, которые уже не в состоянии преодолеть эту дистанцию самостоятельно. И в том другом здании есть некое подобие конференц-залов, площади в которых могут быть по-разному смоделированы. Основная масса столов, включая ТВ-стол, находится на первом уровне, несколько столов еще по бокам от основных. Остальные же — на втором этаже, и там они разбросаны как попало. Среди них были в этот раз и 10-футовые столы. Плюс к тому есть одна комната на 6-7 столов, которые можно было арендовать за плату, они постоянно были заняты под разные сводки. Я не особенно много смотрел этих денежных игр, хотя интересных матчей было, как обычно, немало.

Pro: Раз ты об этом упомянул, скажи, каким был твой распорядок дня, ведь там действо проходит в режиме нон-стоп, и тот, кто хочет объять вниманием всё, вынужден практически лишиться сна...

Скажу так: участвовать везде невозможно, приходится выделять приоритеты, на чем сконцентрироваться. Для меня таковыми в этом году были три основных турнира, плюс еще я попробовал силы в бонусном турнире по «стрейту», и немного в «коммерцию» покатал.

Те, кто проигрывает в первых раундах, могут поучаствовать и в ночных сводках, и мини-турниры организуют — как, например, мини-турнир по «Дуплетам». Но на следующий день уже начинается «Одна луза». И вот у тех, кто проходит по основному турниру далеко, возникают проблемы. К примеру, Торстен Хоманн почти не отходил от стола, играя по 5-6 матчей в день. Сам я днем вообще не возвращался в номер — как утром уходишь с кием, так весь день и проводишь. Но ночью-то время отдохнуть было, основные игры заканчивались к 23-24 часам, а начинались в 9-10 утра.

Торстен Хоманн, Derby City Classic

Торстен Хоманн, Derby City Classic

Pro: А как устроена система информирования игроков о времени матчей?

Очень любопытно. Мне больше всего нравится то, что ты не знаешь имени своего соперника по очередному раунду, знаешь только время его начала. Соперника же узнаёшь минут за 15-20 до начала игры. После проведенной встречи информируешь судейский стол о результате, и они говорят, в котором часу будет проведена жеребьевка следующего раунда. От момента жеребьевки до начала игр раунда — 45 минут. Причем столов, понятное дело, на начальных стадиях на всех не хватает, поэтому есть фиксированное время начала матчей раунда. Скажем, 20:45, потом 22:15, если полтора часа на встречу отводить, либо и вовсе наутро следующего дня.

У тех, кто потерпел одно поражение, есть возможность сделать ребай, то есть дополнительный взнос, чтоб вернуться в турнир, за определенное время до начала жеребьевки следующего раунда, иначе турнир для них заканчивается.

Вся информация транслируется на мониторах, в том числе на специально выделенном ТВ-канале в гостинице, так что можно включить его в номере и в режиме бегущей строки смотреть, какие назначаются встречи, там выводится список игроков. Мне в определенном смысле не очень повезло в связи с тем, что моя фамилия начинается на букву S — мне приходилось долго ждать, пока по экрану проедет список из нескольких сотен фамилий. Напротив назначенных пар указывалось время, а те, кому предстояло играть непосредственно сейчас, были отмечены ярко-зеленым цветом.

Pro: А давалось ли какое-то время на явку к столу?

Да, 15 минут. По истечении этого времени игрока объявляют еще раз, и если он не появляется, засчитывают поражение.

Вообще отмечу, что турнир очень интересен именно своим движением, какой-то особенной свободой и неким домашним, что ли, устройством. К примеру, идет какой-то матч, будь там Суке, Пагулаян или еще какие звезды, и при этом к соседнему стол, который пустует, может подойти любой и начать разминаться. И так в любой момент, если никому особо не мешаешь и если есть свободный стол.

Pro: Наверное, при таком стечении народа найти свободный стол удавалось не так уж часто?

Приблизительно к середине турнира все уже поразмялись так, что мало кому это было нужно. А поначалу да, все пытаются прочувствовать столы, поэтому все они нарасхват. Из-за этого трудно порой понять, где играют турнирный матч, а где просто разминаются. Так было и со мной: когда я свелся с одним сильным шпилем по имени Чип, мы в процессе были вынуждены сменить 4 стола. В «Одну лузу» я ему проиграл, и мы потом еще в «Девятку» сошлись, когда эта дисциплина началась.

Pro: А вы в «Одну лузу» на равных играли, форы он тебе не давал?

Играли на равных, я же не знал, кто он такой. Мы как-то начали катать, и всё. Прежде я думал, что понимаю эту игру в достаточной мере, но здесь оказалось, что это вовсе не так. Существует столько мелочей! Довольно интересное ощущение, когда ты думаешь, что знаешь предмет, смотришь на ситуацию, которая кажется тебе знакомой — и вдруг происходит какая-то метаморфоза, и шары мистическим образом оказываются возле его лузы, а биток прилепляется к трем шарам сразу, и ты ничем не можешь ответить. Когда же возникает обратная позиция, где ты думаешь, что он наконец попался, — он непременно попадает сложным ударом от двух бортов с нужной стороны шара... и постоянно получается, что ты вроде как где-то рядом, но не можешь сыграть шар. У них есть очень тонкое понимание момента, когда нужно атаковать, а когда уйти в глухую защиту, все это отработано на очень хорошем уровне. Ты же, играя против них, всякий раз понимаешь: вот же как нужно было сыграть в данной позиции! и это понимание все время отстает на один ход. Они же из всего многообразия вариантов решения конкретной позиции всякий раз выбирают оптимальный.

Если же смотришь игру не просто сильных игроков, а масштаба, скажем, Скотта Фроста — ты понимаешь, что это просто какой-то инопланетянин. Буквально за один ход он способен полностью перевернуть позицию на столе в свою пользу.

Чип рассказал мне любопытную историю: в клубе, где он играет, установлен, представьте, 9-футовый стол, у которого есть только две лузы, те самые угловые нижние, а остальные отсутствуют, там сплошные борта, как в карамболе. То есть в той местности есть культура именно этой игры.

Pro: Какие-нибудь еще коммерческие игры у тебя были помимо этой?

Когда разминался, особенно в начале турнира, я постоянно играл — просто потому, что если один стучишь на столе, непременно подойдет какой-нибудь американец и предложит разминаться вместе. Не обязательно придется играть с ним на деньги, это как договоришься, можно и просто поиграть в таких случаях. Чип, к примеру, сам мне предложил ставку. В любом случае, там с «Одной лузой» и «Дуплетами» надо быть поосторожнее, уровень очень высокий. Взять, к примеру, Джастина Холла, который в этом году переехал немыслимое количество сильных игроков, в зачете аll-around (на титул лучшего игрока турнира по совокупности результатов — Прим. ред.) он стал третьим. Сам он гэмблер в чистом виде, по турнирам особо не ездит, а играет на внушительные суммы. Он очень силен. Да там вообще есть немало крепких игроков, которых мало кто знает.

Pro: Вот как раз вопрос по части известности. Ты по праву можешь считаться одним из ведущих европейских пулистов. Скажи, узнавали ли тебя рядовые американцы? В конце концов, ты и на Кубке Москони против их команды выступал.

Нет. Если не считать тех, кто каким-то образом засветился на международных турнирах. Остальные же — нет, вплоть до того, что мои соперники спрашивали, откуда я приехал, ожидая в ответ услышать название какого-нибудь штата, и удивлялись, узнав, что я из России. Было, просто подходили, говорили, что здорово сыграл — это когда я в «Девятку» выдал пару классных матчей, сыграв практически безошибочно, почти по максимуму коэффициента Accu-Stats. Вообще же я думаю, что узнаваемость европейских игроков там крайне невысока.

Pro: А про Сталева не спрашивали?

Постоянно. Когда узнавали, что я из России, это был самый первый вопрос. Естественно, там помнят его красочную манеру игры.

Pro: Derby City знаменит ставками не только на игру собственно в бильярд, а вообще на все подряд. Например, Джастин Холл как-то обмолвился, что неплохо бегает, и тут же получил предложение «примазать», кто быстрее обежит вокруг этого самого гостиничного комплекса. В итоге Джастин подтвердил, что его слова не были пустой бравадой, тот забег он выиграл. Довелось ли тебе стать свидетелем подобных пари на нынешнем Derby?

Подобных забавных историй не встретилось, а из разряда сопутствующих турниру ставок запомнилось вот что. В ходе мини-турнира по «Десятке», участники довольно любопытно делятся друг с другом, чтобы гарантированно отбить высокие взносы (1000 долларов). Они же все умеют считать деньги. Речь о тех, кто попадает в последнюю восьмерку. За 5-8-е место игрок получает, насколько я помню, 2000 долларов, а тот, кто проходит дальше — 5000. Например, Торстен Хоманн в этом раунде играл с Уорреном Кьямко, и они страховались, входя в долю друг к другу. И так далее. Доходило до абсурда – Торстен, проходя чуть ли не в полуфинал, зарабатывал меньше, чем если бы он проиграл и остался на 8-м месте.

Размер доли варьировался в зависимости от того, как договорятся игроки. Например, Торстен договаривался с Кьямко, что прошедший в следующий круг отстегивает 500 долларов. В следующем матче с Арчером сумма была уже 1000. В конечном счете призовые перераспределяются так или иначе довольно равномерно.

Pro: И все так страховались, или кто-то не шел на компромисс?

Финальный матч был бескомпромиссным. Нильс Файен, который играл в финале, рассказывал, что Деннис Оркульо отклонил его предложение. Но, конечно, они все страхуются, минимизируют затраты. Для профессионального игрока это совершенно нормально. Они не делят деньги поровну, а просто фактически разыгрывают несколько меньшую сумму, и соответственно рискуют проиграть меньше. Обычное управление финансами.

Pro: А были еще какие-то мини-турниры, где ты принимал участие, или решил ограничиться «стрейтом»?

Я записывался еще на ночной турнир по «Дуплетам». Участие в нем стоило 25 долларов, но поиграть не получилось – я прошел в следующий круг в основном турнире, и моя встреча была в 10 утра. Я даже не забрал деньги, да их и не возвращают все равно, если уже зарегистрировался. Они заполняют сетку заранее – днем или к вечеру свободных мест уже нет. Судите сами, в «Дуплетах» участвовало около 400 человек, и всем хочется поиграть. В «Одну лузу» проходил мини-турнир одной рукой, там было поменьше участников. Был еще один турнирчик в «Девятку» до одной победы.

Торстен Хоманн был моим соседом по номеру, поэтому мы вместе тусовались, вместе ходили обедать, и больше всего я, разумеется, наблюдал именно его игр. А он, надо сказать, всегда был в гуще событий, всегда в процессе. То он в «Дуплетах» играет, то прошел в следующий круг «Десятки». Он, конечно, хорош, и как игрок, и вообще как спортсмен. Очень организован, как любой немец. В этом качестве у него большое преимущество.

Торстен Хоманн, Derby City Classic

Торстен Хоманн, Derby City Classic

Pro: В нынешнем году Straight Pool Challenge впервые проводился на 10-футовом столе. Как тебе опыт игры на большом столе?

Очень интересно. Коренное отличие в том, что сложнее забивать. На дальних ударах буквально паранойя возникает. Нужно еще учесть, что это Diamond с лузами, которые выглядят очень маленькими, хотя и ты и знаешь, что они приемистые. Ощущения примерно как на столе для пирамиды. В «стрейт-пул» играть на таком оборудовании очень трудно, потому что подбой должен быть очень сильный, иначе пирамида хорошо не раскатится. Поставить пирамиду плотно с помощью треугольника не всегда получалось, между шарами оставались дырки. А на сильном ударе при таких расстояниях и лузах точность резко снижалась. Нужен был идеальный выход, чтобы можно было продолжить. Это было проблемой для многих. К тому же, не всегда, если биток вышел на нужную резку, до него можно дотянуться. Можно выходить ближе к переднему борту, но тогда страдает точность. Можно выходить ближе к длинному борту, но сбоку дотянуться тоже бывает сложно, резку не всегда хорошо видно.

Но есть при игре на таком столе и преимущество. При условии, что ты понимаешь этот стол, легче делать выходы в ротационных играх, в «Десятке», например. Для белого шара гораздо больше пространства. Чем меньше стол, тем больше мертвых зон – другие шары перекрывают зоны выхода, у битка много препятствий. Чем больше стол, тем меньше у тебя шансов где-то закопаться.

Я наблюдал за первыми матчами Хоманна на «десятке» (10-футовом столе. — Прим. ред.) — просто идеально играл. Потом, правда, рассыпался в матче против Арчера. А поначалу у меня было впечатление, что игра никак не отличается от игры на «девятке», настолько все легко смотрелось. Но когда сам к этому столу встаешь, понимаешь, что не все так просто.

Pro: А какой у тебя максимальный подход в «стрейте» был?

Две пирамиды плюс один шар на следующем подбое, который не получался — биток прилипал к пирамиде.

В этом турнире взнос 100 долларов, за них дается 12 попыток. На эти попытки отводилось четыре дня. Затем по лучшим результатам восемь игроков составляли сетку плей-офф. При этом в конкурсе за лучшую серию дня (и некие призовые деньги) учитывались только четыре первые попытки игрока за данный день. Все остальные попытки идут только в общий зачет, на лучшую серию в целом. Можно равномерно распределить попытки на четыре дня, а можно, как Худжи Се, просадить все скопом. Он так вообще просто жил там, у этого стола. Долларов пятьсот, наверное, оставил в этой карусели, но ничего толком не показал. Знаю точно, что он сделал минимум 48 попыток, может, было и больше. При этом лучший результат – что-то в районе 40 шаров. Он вообще ничего не мог сделать: ошибался на первом подбое или биток вставал на короткий борт. Это все напоминало тренировку заурядного любителя, к примеру, здесь в «Империи». С тем лишь отличием, что ему каждый заход стоил 8 долларов. Худжи быстро проиграл в «Дуплетах», так что времени у него было достаточно для этих экспериментов, нечто вроде казино для него получилось.

Pro: Какой из начальных ударов в «стрейте» был самым популярным?

Помню, Ральф Эккерт играл с руки первый шар в середину и на резке подбивал пирамиду. Он, кстати, очень хорошие результаты показал – несколько серий за 70 шаров. Я сам пробовал этот подбой и он мне тоже показался самым эффективным.

Pro: Упомянутый Эккерт в своей давнишней статье писал, что нужно возвращаться к истокам – большим столам. В последние два года эта тема также активно культивируется в Америке. Как ты считаешь, может быть, вообще перейти на 10-футовые столы?

Я думаю, что это было интересно. Как сказал мне кто-то из местных игроков, в Штатах 9-футовый пул умирает. Не в том смысле, что умирает пул вообще – бильярд все еще популярен. Просто народ начинает больше играть в барный бильярд. Набирают обороты различные лиги барного бильярда. В них участвует огромное количество людей. А «девятка» — это сейчас оборудование для профессионалов, и их в принципе можно было бы спокойно передвинуть на 10-футовые столы. Я думаю, игры бы это точно не испортило. Появись такие турниры, я бы с удовольствием на них играл. Вот, правда, не на чем тренироваться.

Pro: Хотел бы поставить такой стол в «Империи»?

Отличная тема, с удовольствием бы тренировался. Игра другая, иногда полезно поразвлекаться. Я в русский бильярд иногда играю, почему бы на «десятке» не попробовать.

Pro: Что можешь сказать про Стюарта Петтмана, который в итоге лучшую серию (117) на «десятке» показал?

Я подозреваю, что он хороший игрок.

Pro: Он снукерист, и до окончания карьеры в 2011 году он занимал 35-ю позицию в мэйн-туре.

Ну, вот и ответ.

Pro: В прошлом году лучшую серию сделал Эплтон – тоже человек с некоторым снукерным опытом.

Это довольно просто объясняется. У большинства британцев снукерная школа, а она исповедует минимальное перемещение битка при максимально точных выходах. Ровно как в «стрейт-пуле». Эти навыки ничто не тренирует, как снукер. «Разматывание» пирамиды красных с постоянным сыгрыванием черного шара, одни и те же дистанции, одни и те же удары, выход через борт. У игроков в снукер эти вещи отточены до такой степени, что «стрейт» для них, как, извините, поковырять в носу. Трудно сказать, что было бы, если б снукеристы в «стрейт» тренировались. Но я думаю, для них это несколько скучно, ведь у них есть более масштабная игра — снукер. Ну, соберут они 200-300 шаров, и что — для них это не является большим достижением.

Pro: Рекордная серия на 10-футовом составляет 309 шаров (американцы Ирвин Крэйн и Вилли Москони).

На самом деле в этом нет ничего нереального. Это все вопрос практики. Я не был столь расточителен, как Худжи, но будь у меня его количество попыток, я уверен, что приблизил бы свой результат к 70-80 шарам. Игра-то ведь остается той же самой, разбор открытых позиций такой же простой. Процент ошибок возрастает на сложностях. Для всего, конечно, необходимо время. В первые дни, когда шел «стрейт», у меня не получалось адаптироваться из-за 9-часового сдвига во времени. Я просто биологически не был готов на чем-либо концентрироваться — после шести вечера у меня просто «гас свет». Рубильник отключался, и я будто зомби доживал до вечера. Потом отрубался, предварительно выпив снотворное, потому что без него через пару часов встанешь и снова не заснешь. Вот так первые дни и адаптировался.

Pro: По регламенту Derby прыжковые кии запрещены. Как это сказывается на игре?

Это такой кайф, честно говоря. Причем, нельзя прыгать даже целым разбойником, можно только игровым кием. Хотя, например, новой мягкой наклейкой Kamui особенно не попрыгаешь, так что приходиться все играть от бортов. Но для меня это лучше, хотя я не могу сказать, что «каблуки» особенно сильная часть моей игры. Хорошо потому, что я люблю все новое в пуле. Я люблю в такие вещи углубляться, потому что это расширяет мое сознание.

Когда смотришь на игроков вроде Шейна ван Боунинга, по-настоящему искушенных в игре от бортов, понимаешь, что игра без перескоков выглядит намного богаче. Так что, я думаю, джамперы можно совершенно спокойно вообще запретить. Вот тут-то сразу становится очевидным преимущество игроков такого уровня в защитной игре. При выходах из «маски» преимущество получает, тот кто лучше владеет ударами от бортов. А сейчас, когда все горазды собирать открытые позиции, это дорогого стоит. А с прыжковым кием этого не нужно – прыгнул, поставил фуксом «маску», фуксом забил шар. Это может и 13-летний мальчик делать, и ты будешь с ним играть на равных — просто потому, что он хорошо забивает шары в «Девятку». Очевидно, что при этом нивелируется вся разница в опыте и классе. А здесь показывается реальный уровень.

Pro: Вполне ожидаемо лучше всего ты выступил в турнире по «Девятке», проиграл лишь Суке и ван Боунингу.

Первое поражение, от Ральфа, вышло совершенно дурацким. Я играл лучше, ошибок у меня было меньше. В общем, я даже энергетически чувствовал, что выигрываю. При счете 8:5 в мою пользу я был уверен в победе, но у меня не упал шар с разбоя – он собрал, затем еще одну с кия, потом забил девятку карамболем от единицы. А в контровой у него и вовсе девятка с разбоя упала. В итоге получилась какая-то ерунда.

Если вообще говорить о Суке, из европейцев он мне по человечески наиболее симпатичен. Это настоящий спортсмен, реальный боец. В этот раз у него были какие-то проблемы с плечом, и он не мог нормально играть ни в «Дуплеты», ни в «Одну лузу», не мог показать свою обычную игру. Но тем не менее его матч со мной все равно показывает его сущность, характер, бескомпромиссность. И, конечно, манера поведения у стола просто выше всех, особенно на фоне всех этих америкосов, которые часто ведут себя неподобающе.

Pro: Американцы считают Шейна лучшим на данный момент игроком мира в ротационных видах. С одной оговоркой — на домашних турнирах, потому что за пределами США он по разным причинам слегка «сдувается».

Я думаю, что он сейчас однозначно самый сильный среди американцев. Ротационные игры или нет — просто по энергетике чувствуется, что он самый сильный. Сейчас он находится в пиковой форме, вокруг него аура чемпиона. Он на белом коне и все валится ему под ноги. Да, он звезда, это всем понятно, он гениальный игрок. Но вопрос в том, сколько это продлится, поскольку ничто не вечно. Конечно, он всегда будет сильным игроком. Я просто хочу сказать, что сейчас у него идеальный период.

Я думаю, что он однозначно самый сильный в Америке, но не в мире. В пуле таких, как он, по пониманию игры очень много. Просто сейчас у него все козыри на руках: уверенность в себе, амбициозность, возраст. Все это дает ему преимущество.

Шейн Ван Боунинг, Derby City Classic 2013

Шейн Ван Боунинг, Derby City Classic 2012

Pro: На больших турнирах, подобных DCC, множество торговых точек. Что-нибудь тебе особенно запомнилось?

Пожалуй, я никогда не видел сразу в одном месте такого количества киев. Там было не менее пяти продавцов, и у каждого многометровый стеллаж. Самый большой ассортимент, наверное, в районе двухсот киев. И у каждого производителя большое разнообразие.

Ральф Эккерт привозил совершенно уникальный кий. Светло-кремового цвета, очень сложно инкрустированный, общее количество деталей что-то в районе двух тысяч. Мастер оценивает этот кий в 170 000 евро. И на него есть даже три теоретических покупателя. Но, по словам Эккерта, тот готов уступить и за 130 тысяч — что дела особо не меняет (смеется).

Pro: А Ральф привез этот кий просто показать?

Насколько я понял, да. Но при этом он не хотел особо афишировать, вещь-то очень дорогая, мало ли что случится. Он носил его в чехле постоянно с собой, держался за него обеими руками. Однажды Эккерт достал этот кий, когда рядом проходили какие-то одержимые старички. Увидели, и всё — оторвать их уже было невозможно. У них буквально закипел котелок, разве что на вкус кий не попробовали. Когда такое произведение искусства попадает в руки по-хорошему больным людям, они просто в психов превращаются. Так вот, когда я на них посмотрел, понял, что кий, пожалуй, и впрямь стоит своих денег. Вероятно, я видел самый дорогой кий на свете.

Pro: Когда ждать твоего следующего участия в Derby City? Вопрос, желал бы ты повторить поездку, мы полагаем, не ставится.

Очень хочу повторить этот опыт. После этого турнира остается усталость, но он утомляет не так, как нечто надоедливое. Эта усталость, как после хорошо проделанной работы.

Pro: Отлично сформулировано! Благодарим за интереснейшую беседу.

Derby City Classic

Интервью

Статьи о игроках

Школа

Исторические артефакты

Авторы