Константин Степанов: Про Филиппины и филиппинцев

14 марта 2005

Константин Степанов рассказал Pro-редакции о своей поездке на Филиппины, от которой у многих московских любителей остались на память местные кии Lynds, а у Кости — уникальный игровой опыт.

Pro: Как возникла идея поехать на Филиппины, набраться опыта?

Естественно, не просто так. На чемпионате мира я познакомился с девушкой, которая работает на Puyat Sports, занимается организационными вопросами, получил от нее абстрактное приглашение приехать. Позже, уже в Москве, я посмотрел на график турниров, увидел огромное окно с Нового года до середины февраля, понял, что за эти полтора месяца после Суперфинала просто сгнию и решил съездить на Филиппины. Много денег ушло, но оно того стоило.

Летел я через Дубаи. Это был наиболее дешевый вариант — всего 700 долларов. Правда, время полета космическое. Обратно, учитывая пересадку, я добирался почти сутки, и сидел в Дубаи почти 8 часов.

Зато в Маниле устроился очень хорошо. Изначально я выбирал такое место, чтобы можно было в любой момент прийти в клуб поиграть. Поселился прямо напротив клуба «Коронада», в небоскребе Asian Tower на 21-м этаже. Спуститься, перейти через дорогу — и я там.

Pro: И как выглядит филиппинский клуб?

«Коронада» — довольно большой клуб. Там четыре зала, два пуловских и два боулинга, расположенных крест накрест. В одном из пуловских залов стоят столы более-менее похожие на Олимпики, со сносным сукном. Но вся тусовка проходит во втором зале. Там стоят местные столы производства Puyat Sports, в целом похожие на Даймонды: очень массивные, основательные, глухие, со строгими лузами. Но подубитые. Среди них лишь один с новым перетянутым сукном, а на всех остальных натянуто убитое сукно, перевернутое изнанкой вверх. Однако народ играет именно на этих столах.

Это, пожалуй, первое яркое впечатление от Филиппин. Там игроки в принципе не обращают внимание на какие-то вещи, которые у нас принято считать важными. Все люди там простые, очень дружелебные, хотя и ограниченные. В головах — ничего, кроме пула. Для них важен только процесс игры. Они могут играть на любых столах, любыми киями, в любом состоянии.

Прихожу я первый раз в клуб, ставят меня за стол. На соседнем валяется гора чехлов с киями вперемешку с бутылками из-под пива. Перед началом игры на борт соседнего стола местные игроки высыпают горку талька. Солидную очень гору, это не преувеличение. Талька там никто не жалеет. Затем берется белый мелок, на коротком борту пишутся имена игроков, а выигранные партии затем отмечают меловыми засечками. Условия просто нереальные. Был случай в один из последних дней, когда игравшая на соседнем столе пара высыпала положенные две горки талька на борт нашего стола, где тоже шла игра. Но тогда я уже не обратил на этот номер особого внимания.

При этом посреди зала висят внушительные таблички. «Спасибо вам, что вы не курите над столами, не сидите на столах, аккуратно обращаетесь с нашим оборудованием» и т.д. Видимо, это мечты администрации, потому что все игроки как раз это и делают. Непременно курят над столами, откладывая сигарету лишь когда предстоит сделать сложный удар. При этом сигарета кладется на борт в район лузы, где стакан соединяется с бортом. В этом месте у всех луз на абсолютно всех столах сукно прогорело, и эти части стола черные.

Есть один хороший момент: в зале постоянно присутствуют местные завсегдатаи, старички разные, которые не играют, но всегда готовы во время сводки поставить пирамиду, вести счет очков, вынимать шары из луз. Эти люди живут в бильярдной, и обычно им выигравший дает «на чай». Возможно, деньги тут и не главное, трудно сказать. Они очень любят эту игру.

Pro: А как там можно договориться, например, о сводке, просто поговорить с людьми? Неужели все через эту девушку из Puyat Sports?

О нет, с этим абсолютно никаких проблем нет. Дело в том, что разнообразных диалектов на всех филиппинских островах — около сотни. И если встречаются люди с разных островов, то они вообще могут друг друга не понять. Тот же самый филиппинский тагалок, но произношение и слова настолько разнятся, что они натурально друг друга не понимают. Поэтому там универсальный язык общения — английский. В Маниле на нем говорят абсолютно все. Да и за пределами мегаполиса любой филиппинец хоть несколько примитивных фраз, но знает. Поэтому сложности вообще не было никакой.

Pro: Какие игры предпочитают филиппинцы?

Преимущественно «Ротацию». Играют также и в «Девятку» «Десятку». Сейчас там начинает набирать популярность «Десятка». Puyat планирует организовать крупные турниры именно по этой игре, так как «Девятка» на таком уровне чересчур примитивна. «Восьмерка» — удел девочек и их спутников с улицы. Я сначала играл преимущественно в «Девятку», затем начал разучивать «Ротацию». Американские заморочки там непопулярны. Я предлагал пару раз сыграть в «One Pocket», видел на лице замешательство. Если бы я настаивал, конечно, свелся бы и «В одну лузу», но я произносил слово «Ротация», следовал энергичный кивок, и мы играли в «Ротацию».

Это игра колоссальная, потрясающе умная и для меня сейчас самая интересная. Именно поэтому филиппинцы так сильно играют и так своеобразно мыслят, совершенно иными категориями, нежели европейцы. Понимание игры возрастает на порядок. «Ротация» бывает настолько сложна, что полученные навыки в примитивной «Девятке» попросту не пригождаются, хотя база та же. 15 шаров на поляне многое меняют.

Например, в отличие от «Девятки», при промахе по меньшей мере в половине случаев противник не может забить следующий шар. Мало шансов, что на захламленной поляне у него будет результативный удар, чтобы начать серию. Так что начинается тактическая борьба. Понимание ударов от бортов, углов и вариантов попадания в очередной шар в сложной ситуции у местных просто колоссальное. Если ты поставил маску, попасть в прицельный шар от одного или двух бортов — вообще не вопрос. Попадут, можешь быть уверен. Бывает, и по резке попадают. В простой позиции угадывают сектор. Сильные игроки обычно собирают где-то одну партию из пяти с кия, но обычно одна тактическая дуэль присутствует в начале партии, после чего партию собирают с подхода.

Общий уровень там невероятно высок. Помимо тех, кто у всех на слуху — Эфрен, Бустаманте и прочая — там еще очень много игроков, которые считаются вторым и третьим классом, но по игре отличаются разве что чуть меньшей стабильностью. Однако именно потому, что их чрезвычайно много, у них нет спонсоров, и за границей их почти не знают. В сводке могут сыграть не хуже Эфрена, но на турнирах из-за отсутствия практики им сложно выступить хорошо. Первый класс — это Эфрен, Бустаманте, Парика. Самые высокие игроки. Потом идут Кьямко, Луат, Галлего — такого плана игроки, это уже вторая категория. Великие, но еще без короны на голове.

Например, довелось мне играть с Рудольфо Луатом. По психологии он считается менее стабильным игроком, но в хорошей форме это машина. С ним у меня был вообще самый сложный сет за все время пребывания в «Коронаде». Вообще не было шансов. За весь сет то ли до 15, то ли до 17 побед он ошибся по резке всего один раз.

Видел вообще всех, с кем встречался, скажем, на чемпионате мира. Дэнниса Орколло, который меня и выбил, Рамиля Галлего. Бустаманте не видел — он в это время то ли в Америке, то ли в Германии был. Они не каждый день заезжают, но в пятницу и субботу, самые тусовочные дни, в бильярдной бывает очень много народа.

Все соперники — очень тактичные, никогда не раздражаются, не исполняют, не выходят из себя. И все — не только Эфрен — улыбаются после промахов. Выглядит иногда глупо, и непонятно, что они на самом деле думают, но играть с ними очень приятно.

Все они очень позитивные и простодушные люди. Притом, что они известны в мире, по крайней мере в околобильярдных кругах, собственный уровень материальных потребностей у них очень невысок. У филиппинцев просто нет тяги к дорогим машинам, стильным одеждам и т.п. Я, например, даже не знаю, приезжает ли Эфрен в бильярдную на своей машине, или на общественном транспорте. Вся жизнь игрока посвящена бильярду, совсем не как в Европе, где очень многие сильные игроки номинально любители и имеют, помимо бильярда, основную работу, какие-то другие интересы. С одной стороны, такой подход филиппинцев сильно ограничивает. Но в этом и плюс: они не распыляются, шлифуют талант год за годом, и про шары знают все на свете. Технические приемы, которые они используют, дают тебе понять, что все эти сложные удары они делают в миллионый раз в жизни, совершенно автоматически. Я какие-то технически сложные удары исполняю неуверенно, иногда мне даже что-то новое приходит в голову, когда я обдумываю сложную ситуацию. А у них уже есть набор отработанных вариантов. Причем не для «Девятки» — для сложнейшей «Ротации».

Например, за пять сетов, которые я сыграл с Эфреном, он не забил комбинацию всего один раз. Играя шаром, он забивает все. При этом комбинации он не выцеливает, а играет их по ощущению, как рядовые игроки забивают обычные шары. Ты чувствуешь направление, в котором пойдет прицельный шар после соударения с битком, и он заходит в лузу. Эфрен так же чувствует комбинации. Два шара — как один. Не заморачиваясь, сыгрывает любые комбинации. Это просто убивает. Очень сурово по отношению к сопернику, и тут-то ты понимаешь, насколько ты далек от такого уровня. Собирание, забивание, выходы — это не то, что отличает Эфрена. Есть очень много игроков, которые не хуже, а кое в чем и получше. Но в более сложных вещах он на голову выше всех остальных. Глядя на Эфрена, который стоя у стола оценивает какую-то сложную ситуацию, понимаешь, что у него в голове за секунды пролетает огромное количество вариантов развития событий.

Pro: Как ты договорился играть с Эфреном?

В первый же вечер познакомился с его менеджером Ролли, очень открытым добродушным человеком. Мы обменялись телефонами, и впоследствии договаривались поиграть. Учитывая, что Эфрен проводит там очень много времени, никаких проблем с этим не было. Эфрен тусовался бы в бильярдных круглосуточно, если бы не жил на окраине мегаполиса. Манила представляет из себя конгломерат нескольких городов-районов, а организация движения там похуже, чем в Москве. Траффик бывает жуткий, и добираться частенько затруднительно.

Эфрен — человек очень простой и очень смешной. Очень оптимистичный, прямо светится весь. Самая запомнившаяся деталь — его демонический смех. Как только ты слышишь, что человек начинает погибать в приступе астмы, это значит, что Эфрен смеется. Сначала у него прорезается высокий «бабушкин» смех, а потом он начинает кашлять, дико захлебываясь. Жутковато. При этом, когда я его видел, он не выкурил ни единой сигареты.

С Эфреном мы играли только в «Девятку». Сеты до 13 побед по 100 долларов. Это стандартная цифра для игр, когда играют на собственные деньги. Там можно увидеть сводки, когда на кону стоит по 2-3 тысячи долларов до 21 победы. Но это не деньги игроков, за них ставят спонсоры, которые есть у большинства топовых игроков. В Маниле это большие деньги, страна очень бедная, и за свой счет больше 100 долларов никто не играет. Например, даже в центре Манилы, в очень хорошем красивом ресторане центрального торгового центра еда стоит в 2-3 раза дешевле, чем в Москве. А чуть выезжаешь из центра — и все стоит просто копейки.

С Эфреном я неплохо сыграл первые три сета, а потом похуже стало. Я проигрывал со счетом 13-10, потом 13-11 и 13-12. Поначалу я неплохо с ним играл. Причем в этом третьем сете я вел 10-5, но потом меня переклинило — это же Эфрен! — и я стал мазать в каждой партии, дотащил до контровой и проиграл. Играть на победу было тяжело вдвойне, ведь я психологически настроился получить опыт. Проиграть и чему-то научиться — я приехал за этим, а не для того, чтобы выигрывать. Иначе мог бы выпросить форы, и, кстати, легко получил бы ее.

В целом в игре там прослеживается та же тендения, что в США и Европе: упрощение, рационализация, прагматизм. Эфрен тем и интересен, что у него каждый удар эксперимент, усложнение, импровизация. По крайней мере, с обывательской точки зрения — для него-то это, может, только выглядит как усложнение. Самое интересное — наблюдать за его процессом мышления. Я видел, как он играл в «Ротацию» с любителем, и давал ему невероятную фору — 104 на 16 очков. Обычно играют до 61, а тут сопернику достаточно забить всего два шара. Для Эфрена главное, чтобы победа не была в одном шаре — пятнадцатом. Пятнадцатый и еще одно очко — и можно начинать играть. И разбил его в бардак. Правда, соперник был слабоват. Такую игру надо было видеть, словами описать это невозможно.

Pro: В каких-нибудь клубах, помимо «Коронады», ты был?

Мне говорили про другие клубы, приглашали туда, но... этот клуб был очень дружелюбным. Во многом потому, что это клуб Пуйята, и сам мистер Пуйят разрешил мне там тренироваться бесплатно, и там все друг друга знают. А другие клубы — чуть более грязные, чуть более отъемные, все хотят нажиться. Мне честно сказали, что можно туда съездить, но в плане получения опыта в «Коронаде» лучше всего. И я там остался.

Pro: А как ты досуг организовал?

Страна очень красивая, там более 7000 островов, из которых я посетил два. Боракай — это самое популярное место для отдыха и тусовки. Там очень хороший баланс между ценами и качеством. Есть острова, где дешевле, но там и пляжи похуже, и инфраструктура. А Боракай — волшебное место. Вся прибрежная линия усыпана всевозможными кафе и ресторанами, при этом пляжи чистейшие, и потрясающе красивый песок. Белый, невероятно мелкий, почти как присыпка. Самые красивые места, думаю, на необитаемых островах. На них можно поехать только на лодке, организовав частную экскурсию. По сути там все то же самое, что на других островах, только абсолютно дикое.

А еще видел знаменитых хилеров — лекарей со способностями, которые принято называть паранормальными. Интересно, что на Филиппинах в них почти никто не верит. Дело в том, что страна пошла по американскому пути развития. Сказался патронат США после того, как Филиппины перестали быть испанской колонией. Там даже люди не стройные, как везде в Азии, а толстые — питаются по-американски, мыслят по-американски. И в хилеров там никто не верит, потому что видят только тех, кто работает для развлечения туристов. Фокусники, организующие национальную разновидность лохотрона для развлечения публики. Просто знают, как это все показать, чтобы шоу выглядело, словно по-настоящему.

А настоящих хилеров, обладающих невероятными способностями, о которых пишут в книжках, на Филиппинах всего трое. Мне повезло, я вместе со съемочной бригадой Ren TV, которая снимала сюжет для передачи о невероятных явлениях, побывал у одного настоящего специалиста. Его зовут Вергилио. Выглядит Вергилио таким же задрипаным дядечкой, как и Эфрен, и большинство пожилых филиппинцев. Но духовное развитие у него на недосягаемом уровне.

Видел операцию собственными глазами, стоя в метре от «операционного стола». Приехали мы туда утром. В одной очереди стоят человек 6 русских, которые за это заплатили немалые деньги, и человек 60 местных жителей. Вергилио прооперировал всех до единого. Кровища льется тоннами, и выглядит это именно так, как написао в книжках. Я видел операцию, которую делали филиппинской женщине. Не знаю, что именно ей лечили. Хилер впадает в некое состояние транса и входит руками внутрь тела. Потом вытирает кровь, и на теле пациента не остается никаких следов.

Услуги хилеров широко известны в высокопоставленных кругах — к ним приезжают и филиппинские чиновники, и из-за границы. То, что большие шишки из-за границы готовы лететь на Филиппины и платить за это большие деньги, говорит о том, что хилерство реально работает. У Вергилио, например, лечился одно время Чак Норрис. У него есть фотография с Чаком.

Pro: Ты куда-то собираешься в ближайшем будущем выехать? В России-то, похоже, ловить в плане знаний нечего.

Сидеть, конечно, не собираюсь. Намерен посетить все Евротуры в нынешнем году. Надеюсь поехать на чемпионат мира. Может, на какие-нибудь турниры Best of the East. Поездок подобных этой в ближайшее время не будет. Может быть, съезжу в Америку на следующий Derby City Classic. Там даже поинтереснее может быть в том плане, что на Филиппинах ты, ясное дело, ездишь только за опытом, чтобы проиграть все, что туда привезешь. А в Штатах много игроков, которые съезжаются со всей страны, и в турнире на 300-400 участников добрую половину можно «чесать» в одну калитку. А филиппинцы не могут проиграть принципиально. Просто потому, что у них нет на это денег.

Интервью

Статьи о игроках

Школа

Исторические артефакты

Авторы