LASIK, суперзрение и бильярд

23 апреля 2007 года я перенес операцию лазерной коррекции зрения и поэтому хочу поделиться информацией, которая может быть полезной для многих игроков с проблемными глазами. И, наконец, ответить на вопрос «как зрение влияет на игру».

Итак, с самого начала и по порядку. Начиная с 11 лет у меня начала развиваться прогрессирующая близорукость. Приблизительно к 18 годам зрение стабилизировалось, а степень миопии на тот момент составила -7 диоптрий (это эквивалентно 30% нормального зрения). Следует отметить, что в период с 18 до 34 лет близорукость все же менялась, иногда доходя до -8,5 диоптрий, но, тем не менее, результаты предоперационного обследования (5 апреля 2007 года) показали, что, фактически, регрессии не произошло: – 7 было –7 осталось.

Порядком устав от мороки с очками, линзами и прочей сопутствующей требухой, я принял волевое решение обследоваться и, в зависимости от показаний, лечь под нож или мучаться дальше. Вопрос ставится таким образом не случайно, т.к. лазерная коррекция зрения подходит не всем слабовидящим. Пациента невозможно прооперировать если у него: недостаточная толщина роговицы, хронические поражения глаза, зрение не стабильно и т.д.

Слегка изучив рынок, я остановился на Центре восстановления зрения при ГУ НИИ глазных болезней РАМН. И, главным образом, вот почему: они едва ли не единственные в России делают Super LASIK – самую совершенную на данный момент операцию (в итоге, при благоприятных раскладах, острота зрения может быть 120-150%). Если уж гулять, то на все.

По счастью, никаких противопоказаний при обследовании не обнаружилось и я начал готовиться к операции, что свелось к следующему: контактные линзы две недели не ношу, двое суток перед операцией не пью спиртное вообще.

Далее я буду описывать процесс восстановления зрения от первого лица. Рассказ не претендует на технологическую точность, я сосредоточусь главным образом на своих ощущениях. Читатель, интересующийся деталями, может получить исчерпывающую информацию по ключевому запросам lasik, superlasik, лазик и т.д.

Итак, день операции. Приехал в 10:00, заплатил, сижу жду. В связи с тем, что моя операция оказалась технологически самой сложной, меня поставили в самый конец очереди. Пришлось курить до 12:20 — в это время меня пригласили в предбанник.

Первым делом нарядили в балахон зеленоватого цвета и в такую же шапку. Лицо обработали каким-то раствором. Сижу. Антисептик едкий, нос чешется, но ничего руками трогать нельзя, дали стерильный тампон. Прождал еще около получаса — ощущения, надо сказать, малоприятные. Наконец меня пригласили в операционную, в ней три человека: хирург, ассистент и сестра. Укладывают на стол, под колени и голову — специальные фиксирующие подушки.

Шоу начинается с правого глаза. Вставляют векорасширитель — довольно неприятно. Закапывают анестезию. Затем позиционируют мою голову и лазер так, чтобы я четко видел красный светодиод. Хирург требует, чтобы я всегда смотрел на метку — от этого в прямую зависит качество конечного результата. Далее с помощью специального инструмента микрокератома с фронтальной части глаза (роговицы) срезается лоскут ткани. Срезается не до конца, остается ножка, на которой он держится. Лоскут отгибается в сторону. Все мутнеет и я уже не понимаю, четко вижу светодиод или отклонился в сторону – состояние близкое к шоковому. Хирург предупреждает, что сейчас будет работать лазер и двигать глазом или головой нельзя вообще – самая ответственная стадия операции. Ничего — держусь, хотя сознание радует мыслью, что тоже самое будут проделывать и с левым глазом.

С тихим треском начинает работать лазер, испаряя роговичную ткань, пахнет паленой плотью, натурально. Не больно, только глаз чувствует тепло. По моим ощущениям, это продолжается секунд 15-20. Установка выключается, пауза где-то с полминуты. Затем промывают глаз расстворами, укладывают роговичный лоскут на место и приглаживают его. Опять пауза минуты на три. Далее следует второй подход – все вышеперечисленное проделывают и с левым глазом. В итоге вся операция укладывается где-то в 10 минут.

Выхожу из операционной, перед глазами пелена — слезы градом. Какое-то время сижу в предбаннике, пью принесенный чай и слизываю слезы, которые стекают до уровня рта. Руками, по прежнему, ничего трогать нельзя. Хочется зажмуриться и посидеть с закрытыми глазами, но и это тоже нельзя.

Через полчаса лечащий врач смотрит состояние роговицы, говорит, что все нормально, выдает капли, инструктирует, все – свободен.

На такси еду домой. Светобоязнь такова, что без темных очков смотреть просто больно (хотя день откровенно пасмурный). Слезоотделение понемногу уменьшается, начинаю осматриваться. Про себя отмечаю, что «оптику» подкрутили основательно — уже могу читать придорожную рекламу.

Дома, первым делом, задраиваю все шторы и заваливаюсь спать (в первые сутки только на спине, чтобы исключить всякое давление на глаза).

Утром следующего дня еду на обследование. К счастью, все в порядке: роговица заживает по плану, зрение 100%.

«Единица» после 20 лет сильной близорукости – практически чистый кайф, нормальному человеку малопонятный. Начинают доставлять удовольствие совершенно обыденные вещи: гулянье по улице, глазенье в окно. В конце концов, просто приятно снять очки.

Следует сказать несколько слов о побочных эффектах в послеоперационный восстановительный период.

Фокусировка на расстоянии до метра работает плохо, читать трудно — по сути дела, хрусталик глаза учится работать по новому. В моем случае (я полагаю, довольно типичном) этот процесс нормализовался по прошествии месяца. Если регулярно наращивать объемы чтения (в разумных пределах), выполнять упражнения на фокусировку вблизь-вдаль, то время реабилитации можно существенно сократить.

Вокруг ярких объектов ночью возникают светящиеся ореолы (кольца, лучики), причем довольно сильные. По мере восстановления роговицы эти эффекты день ото дня уменьшаются и, практически, сходят на нет к концу второго месяца.

В качестве дополнительной информаци, привожу памятку, которую мне дали в клинике.

Памятка для пациентов, перенесших операцию LASIK

В течение первых суток после операции:
Не прикасаться к глазам, не умываться, спать на спине, не смотреть телевизор.

В течение трех суток после операции:
При умывании следить, чтобы вода и мыло не попали в глаза. Глаза промывать каплями. Начиная со второго дня, можно начинать читать и смотреть телевизор, по 15-20 минут два раза в день, постепенно увеличивая нагрузку день ото дня. По истечении трех суток можно аккуратно умыться, не нажимая на глаза, вымыть голову, запрокинув назад.

В течение двух недель после операции:
Рекомендуется отказаться от газированных напитков, включая пиво. Противопоказаны: горячая ванна, работа в наклонном положении, силовые упражнения, подьем тяжестей, макияж глаз.

В течение двух месяцев после операции:
Противопоказаны посещения бани и сауны, физические упражнения, связанные с большой нагрузкой и повышенным риском получения травм. Не рекомендованы купания в естественных водоемах и бассейнах.

Об операции и зрении как таковом полагаю сказано всё, самое время перейти к вопросу зрения в контексте игры на бильярде.

Я начал играть уже будучи сильно близоруким, в 26 лет. За более чем семь лет я перепробовал практически все: очки, очки для стендовой стрельбы, контактные линзы (отмечу, что последние оказались наиболее удобными из всех синтетических средств). Разумеется, логическое продолжение этой цепочки – лазерная коррекция – самый оптимальный вариант. Будучи уже два месяца зрячим, я могу более или менее объективно оценить уровень «до и после», влияние остроты зрения на мою игру.

В бильярдную я пришел на третий день после операции. Полутьма в клубе, лампочки красиво светятся, светятся даже шары, да-да — это те ореолы, о которых я уже упоминал. Несколько неудобно, но, в целом, жить можно. Взял кий, постучал, вроде все падает. Честно скажу, резку лучше видеть не стал, приблизительно то же, что и было раньше с контактными линзами. Ну, может быть чуток лучше. Хотя нет, как выяснилось потом, одно очень существенное улучшение произошло — супертонкие резки, около 90, вдоль борта стал играть гораздо увереннее.

На протяжении двух месяцев, пока играю с новыми глазами никакой специальной статистики я не вел. С одной стороны, были всплески – я несколько раз собрал две «восьмерки» и две «девятки» в ряд (что соответствует моим лучшим показателям). С другой – это вещи не в прямую связанные с улучшением моего зрения. Думаю, это опосредованое увеличение концентрации, что-то вроде попытки оправдаться, мол, деньги на операцию потрачены не зря. В целом, по моим ощущениям, картина поменялась не сильно.

Резюмируя все выше сказанное, я полагаю, что слабая степень близорукости (до –3 диоптрий), мало влияет на общий уровень игры. Если присваивать весовые коэффициенты, то концентрации, мотивации и игровому мышлению я дам 10 долей, а зрению — одну. Живой пример — Радимир Нуреев, близорукость –2 диоптрии, играет без очков на уровне мастера спорта.

Данный материал не претендует на абсолютную полноту. Вопросы, которые остались за рамками этой статьи, я с радостью обсужу в соответствующей теме на нашем форуме.


Считаю своим долгом сказать сердечное спасибо коллективу Центра восстановления зрения за профессионализм, участие и тактичность. Отдельная огромная благодарность хирургу Араму Ашотовичу Карамяну и лечащему врачу Гаджиевой Динаре Закировне.

Интервью

Статьи о игроках

Школа

Исторические артефакты

Авторы