Интервью с Русланом Чинаховым

12 сентября 2006

С Русланом Чинаховым — новоявленным чемпионом Европы — мы встретились на его тренировочной базе, в клубе «Империя». И, разумеется, преображение простого паренька из Петрозаводска в трехкратного чемпиона Европы по пулу среди юниоров стало главной темой беседы. Но не единственной.

Pro: Как ты себя сейчас чувствуешь. Схлынули те чувства, что сразу после чемпионата накатили?

Непонятные какие-то чувства испытываю. Чемпион — чемпионом, а в остальном-то все как обычно. Не понимаю я пока этого.

Pro:А кто тебя лучше всех поздравил?

Лучше всех меня поздравил Лев (Ярославцев) и вся делегация России, присутствовавшая на чемпионате. Очень неплохо поздравили. Капитан нашей команды Рома Пручай был невероятно рад за меня — он мой друг, и я был очень рад, что он меня от души искренне поздравил. Лев сильно радовался.

Pro: Он тебя поднял? ;)

Не, куда там... Но все очень радовались.

Pro: А какой раз ты на чемпионате Европы?

Третий раз на юношеском, и один раз на взрослый ездили.

Pro: За эти годы что-то изменилось в твоем отношении?

Да. В этом году была задача войти в призеры, и я знал, что могу это сделать. Очень помог взрослый чемпионат Европы. В плане психологии.

Pro: А чем-нибудь отличается игра в «яслях» до 16 лет, с 16 до 18 и игра взрослых?

Я считаю, что детские турниры от взрослых отличаются. А «юниоры» от «школьников» — не думаю. Это ведь те же люди, что играли до 16, — просто они вырастают и играют в старшей группе. Нет разницы. Нет такого отличия, что в «Стрейт» до 16 собирают 20, а после 16 — сразу 40. (У самого Руслана на ЧЕ была средняя серия в 7 очков — это больше, чем у любого из юниоров.)

Pro: На нынешнем чемпионате кто из европейских игроков тебе запомнился?

Поляков запомнил. Отличная команда, отличная делегация. Очень приятно было с ними общаться. Добрые люди, веселые, все говорят по-русски. Конечно, украинцы — свои люди.

Pro: Кстати, как думаешь, если играли бы не на Украине, а где-нибудь подальше — в Австрии или Германии — было бы тяжелей?

Думаю, сложнее было бы. Команда-хозяин — это главный соперник. Австрийцы, немцы — с ними тяжело было бы дома. А на Украине все за нас болеют, когда свои отыграли. Очень чувствуется поддержка.

Pro: А какой матч был самым трудным?

«14+1» за выход в медали. Я играл с австрийцем Максимилианом Лехнером. Невероятно тяжелый матч. Меня трясло от начала до конца, и боязнь проиграть вызвала и мандраж, и все дела... Очень тяжело матч дался. Выиграл я со счетом 75 на 50 или что-то вроде того... Короткие серии, отыгрыши... Тяжело и нервно.

Pro: А не было такого чувства, что из-за регламента, когда нельзя играть в одиночном разряде все три игры, что, может, и в «Восьмерку» бы тоже всех обыграть...

Конечно, я был бы очень рад сыграть в «Восьмерку». Но мне кажется, в «Восьмерку» я бы не смог победить, я в нее гораздо хуже играю, чем в остальные игры.

Pro: А твои любимые?

Конечно, «14+1» и «Девятка». В «Девятку» я собирал 5 партий «с кия» в коммерческой игре. В «Стрейт» — 107 очков. В «Восьмерку» собирал 3-4 партии, не больше.

Pro: Если бы была возможность выбрать игру для чемпионата мира, ты бы что предложил?

«Девятку», пожалуй все-таки ее.

Pro: А вот Женя Сталев считает, что лучше всего мастерство при игре «В одну лузу» раскрывается (читать интервью Сталева).

Ох, нет. Мне такие игры не очень нравятся — уж больно тягомотные.

Pro: Став чемпионом Европы, ты почувствовал, что отношение людей к тебе изменилось?

Я зарекомендовал себя, проявил. Конечно, после победы большое количество людей подходят поздравить, очень приятно это видеть и слышать. Но я бы не сказал, что меняется отношение.

Думаю, изменилось мое положение в бильярде. Я чувствую, что перешел на новую ступеньку. Так не только я считаю. Это очень высокий прыжок. И ждать от меня, соответственно, будут большего, и задачи сложнее ставить, и ответственности больше.

В этом сезоне осталось не так много, но задачи есть. Надо хорошо выступить на Кубке министра обороны, надеюсь выиграть что-нибудь на Чемпионате России.

Pro: А с кем из приглашенных на Кубок хотел бы сыграть больше всех?

С Бустаманте, конечно. Это один из моих любимых игроков. Еще выделю Суке и Тони Драго — прикольный малый. Мы с ним на взрослом Чемпионате Европы встретились. Сам с ним не играл, но видел, как он играет. Человек-шторм.

Pro: Да раньше и ты ненамного медленней играл. Раз, два, три, четыре — пум — и на семерке ошибиться...

Привилегия такая была. Теперь так больше нельзя делать. Но не сказал бы, что раньше я играл быстро. Безалаберно, скорей.

Pro: А кто сейчас в России сильней тебя играет?

Сильней меня на голову — это Сталев и Степанов. Намного-намного выше меня. А остальные... сложно сказать, что я играю наравне или лучше Вайса или Киладзе, но даже если я немного отстаю, это не мешает с ними бороться.

Pro: А в чем тебе надо подтянуться?

Опыт игры прежде всего. Они все-таки по 10-15 лет играют. Практики больше, опыта больше — потому и играют лучше. Со временем все придет.

Pro: А сколько ты играешь? Как ты приехал из Петразоводска в Москву, как пришел из русского в пул?

Дело было вечером, делать было нечего... Отец взял меня в бильярдную, когда мне было 9 лет. Осенью. Раз привел, два привел, три... а потом я и сам туда стал прибегать. Держать кий научился, попадать по шарикам начал. В русский бильярд, разумеется, все начиналось с него. Пуловские столы в Петразоводске были, но игра не развивалась. На уровне плинтуса играли. А в русском там были турниры, перспективы...

Папа мне очень помогал, стоял надо мной, тренировал.

Pro: Это, кстати, здорово, потому что у родителей зачастую нет понимания: как это, ребенка отпустить в прокуренную бильярдную... Миша Киладзе нам триллеры рассказывал, как он из дома убегал поиграть...

Ну у меня же папа и сам играл, проводил со мной много времени, помогал.

Pro: А в пул ты ушел уже в Москве?

Да, уже в Москве, куда мы переехали два года назад. Знал я в Москве лишь Льва Николаевича Ярославцева, пришел сюда, он мне вручил пуловский кий Bear и разрешил тренироваться. Я и сейчас кием той же фирмы играю. Третьим уже: окончательно переехав в Москву, опять купил Bear, потом его раздолбал, а себе купил точно такой же новый. Около года назад навинтил на него 314-й шафт. Позволяет мне четче исполнять удары, оправдал ожидания. Кий довольно тяжелый, мне таким привычней играть, вероятно, потому что я начинал в русском бильярде.

В Москве сразу в пул стал тренироваться. В русском я не видел тех перспектив, которые хотел бы видеть. Ну выиграл бы я, к примеру, Чемпионат Европы... Но хочется-то мир увидеть, поездить-поиграть... А в русском какой мир увидишь: в Казахстан не хочу, в Киргизию как-то тоже не тянет...

Pro: А если отбросить географические предпочтения, для тебя пул интересней русского?

Да, пожалуй, да. С моей точки зрения, русский — глуповатая игра. За счет того, что в русском нет того шанса, что так важен в пуле. Цена ошибки намного ниже. Можно промазать шарик, и не факт, что соперник соберет. В пуле такого не бывает. Если играешь на приличном уровне, то ошибка означает: садись и смотри, как соперник партию за партией выигрывает. А в русском можно дождаться ошибки соперника, а потом еще раз слажать, а потом и он ошибется...

Pro: А в какие страны хочешь больше всего съездить?

В Голландию. В Амстердам хочу попасть. Очень хорошее впечатление об этой стране сложилось по рассказам о ней. Отвязная тусовка, всеобщее веселье — очень хочется своими глазами увидеть.

Pro: Беседовал я с Костей Степановым, и он сказал, что очень рано осознал себя в бильярде. Как раз в 14 лет, когда «Оку» на турнире выиграл. Тут-то, мол, и понял, во что вылились эти многочасовые тренировки, тут и почувствовал плоды труда... Стал ли для тебя чемпионат Европы таким поворотным моментом?

Нет, пожалуй. Произошло это очень давно, еще когда я выиграл юношеский чемпионат России по «Пирамиде». Выиграл еще международный турнир по «Пирамиде» — с Арманом Баклачаном играл в финале. А вот с чемпионами мира ни с кем поиграть не удалось — мал был. Но тогда уже меня стали считать серьезным соперником в русском. И, грубо говоря, лет с 10 я уже понимал, что надо продолжать, потому что я могу не просто тренироваться — а могу добиваться чего-то. Понял, что у меня получается.

Pro: А сейчас тебе приходится заставлять себя тренироваться?

Нет. Если я не хочу тренироваться, то я просто не еду. Без толку. Надо приходить играть с радостью, с желанием — иначе и получаться не будет. Я тренируюсь часа по 2-3 и почти каждый день — хотя иногда позволяю себе перерывы. Бывает, что нужно отдохнуть от бильярда.

Pro: А свое будущее ты связываешь исключительно с бильярдом?

Вот этого не знаю, не решил еще. Надо для начала школу закончить — так что у меня впереди еще есть два года, чтобы посмотреть, чего я смогу добиться. А потом уже и решать, что мне нужно. Высшее образование я собираюсь получать в любом случае, и сейчас не готов выбрать, буду ли зарабатывать на жизнь бильярдом или профессией. Время подумать у меня есть.

В жизни всякое бывает. Случаются и неприятные вещи, которые могут отодвинуть бильярд далеко и надолго. Я не думаю, что правильно заниматься только одним — лучше всегда иметь запасной вариант.

Pro: А кто тебе помогает в тренировках?

Радимир Нуреев. Можно сказать, перед Чемпионатом Европы он был тренером сборной России. Мне, в частности, показал ряд полезных упражнений, которые действительно тренируют, составлял тренировочные списки, подсказал много важных мелочей... Он на самом деле мне очень помогает.

Pro: А Костя Степанов, например?

Не, Костя сам тренируется, у него и своих забот хватает, мне кажется.

Pro: А какой сейчас, по твоему мнению, самый слабый элемент в игре Руслана Чинахова?

Думаю, это психология, выдержка. Во-первых, я бываю очень несдержанным. Во-вторых, мне тяжело держать один темп на протяжении всей игры. Ускоряюсь, замедляюсь... надо над этим еще поработать.

А что касается технического арсенала, то тут все в порядке: у меня нет каких-то предпочтений или слабостей, и я готов использовать любые удары, применимые к ситуации. Одно время я запарился, пытался перестроить кий под правый глаз, решив, что это правильно, но потом вернулся к истокам и целюсь сейчас двумя глазами.

Pro: А на что кроме бильярда остается время? Что тебя в жизни еще радует, вдохновляет?

Школа бывает так вдохновляет — что не продохнуть порой... Если серьезно — с друзьями пообщаться, праздники отметить. Если время остается. Люблю гулять по городу, ездить куда-нибудь в компании — это лучший отдых. Этим людям не интересен бильярд — абсолютно до фонаря. Им наплевать, что я чемпион Европы — важно, что я друг и мы вместе. А бильярдный мир — он немного другой. Думаю, человек у стола не раскрывается, скорей наоборот.

Pro: А чье отношение к игре тебе больше нравится? Есть ведь разные полюса: абсолютно непроницаемый Суке, неистовый Стриклэнд, каменный Хоманн или вечно улыбающиеся филиппинцы...

— Мне вообще не очень импонирует абсолютно серьезное отношение к игре. Думаю, если ты расслаблен и чувствуешь себя живым — и бильярд остается игрой. Зацикливаться на одном не стоит того. По мне так серьезность неприемлема, но некоторые люди всегда себя держат крайне серьезно. А мне это не нравится: с ними и общаться тяжело, и не посидишь толком, не пошутишь...

Я надеюсь, что если я решу связать свою жизнь с бильярдом окончательно, мое отношение не изменится. Оно и так, по-моему, стало достаточно серьезным после Чемпионата Европы — в самый раз. Хватает и уверенности, и желания, и силы воли, которую прикладываю к тренировкам. Сейчас все в порядке.

Pro: Самый долгий период непрерывной игры — сколько?

Помню, пришел в бильярдную рано утром, ушел заполночь. Играл, играл, играл... Так играл, что даже толком не помню во что — в пул или в русский...

Но, думаю, без коммерческой игры — никуда. Хотя это и своеобразная «дисциплина» — с совершенно другой психологией, другим настроем на игру. Я думаю, что пока я больше коммерческий игрок, а не спортсмен. Думаю, мне еще предстоит перенастроить себя.

Pro: Об игре поговорили. Давай теперь о людях. Знаешь, когда человеку вручают «Оскара», он выходит на трибуну и, обычно, благодарит тех, кто его поддержал на этом пути. У нас, конечно, не «Оскар», но сотни людей смогут узнать, кому ты хочешь сказать «Спасибо».

Самое большое — Льву Николаевичу Ярославцеву. Он мне все и показывает, и рассказывает. То, что я выиграл Чемпионат Европы — это и его успех тоже. Он меня очень здорово поддерживал. Хочу ему выразить благодарность.

И своему папе, который меня привел в бильярд и настаивал на том, чтобы я тренировался. Он меня не третировал, нет. Но заронил эту идею в голову. За что ему спасибо.

Всех присутствующих при моем развитии хочется поблагодарить.

Интервью

Статьи о игроках

Школа

Исторические артефакты

Авторы